25 чисто еврейских анекдота и про Лихтенштейн

— Мама! Папа с лестницы упал!
— Да!? И что он сказал, Боренька?
— Матюки опустить?
— Ну конечно.
— … молча упал.

 

Зашел как-то молодой еврей в магазин антиквариата. Не спеша осмотрел товар на прилавках, и собрался было уходить, как в дверях заметил милую кошечку, лакающую молоко из красивого дорогого фарфорового блюдца.
Прикинув стоимость того блюдца, он обратился к продавцу:
— Здравствуйте, уважаемый. В вашей лавке такая милая кошечка живет, а я вот человек одинокий, ни детей,
ни внуков у меня нет, ни домашних питомцев. Может, вы мне её отдадите?
— Не могу, эту кошку очень любят мои юные посетители, которые часто приходят её покормить и поиграться.
— Ох, но мне она так в душу запала, уверен мы с ней подружимся и у меня дома ей тоже будет хорошо. Я могу заплатить 20 шекелей.
— Что вы! Она не продается.
В итоге они сошлись на 200 шекелях. Покупатель берет кошку на руки и интересуется:
— Я видел, этой кошечке нравилось пить из вон того блюдца, она наверняка к нему уже привыкла. Может быть вы и его мне отдадите?
— Не могу.
— А за 20 шекелей отдадите?
— Нет-нет. Это блюдце из очень дорогого китайского фарфора 12 века с золотой росписью и драгоценными камнями, оно стоит очень дорого. А кошек по 200 шекелей я уже 85 штук продал.

 

Встречаются Сара и Циля.
—  Сарочка, почему ты такая задумчивая?
—  Да вот, сегодня утром Абрам ушел на работу, вдруг звонок в дверь. Открываю – там наш сосед – Мойша, спрашивает: “Абрам дома?”. Я отвечаю, что нет. Ну, он валит меня на диван и… пока все силы у нас не иссякли!
—  Прекрасно! Ну и о чем же здесь задумываться?
—  А зачем же ему все-таки мой Абраша нужен был?

 

— Семён Маркович, как часто вы соглашаетесь со своей женой?
— Никогда!
— И как она к этому относится?
— Никак, она об этом не знает!

 

Группа израильтян на экскурсии. Экскурсовод:
— А теперь, если вы хоть на минуту замолчите, то услышите шум Ниагарского водопада…

 

В одесском ресторане:
— Официант, ваш шницель на вкус напоминает старый стоптанный домашний шлепанец, натертый луком!
— Поразительно, шо вам приходилось есть в вашей жизни!

 

В Одесской филармонии на фортепьянном концерте карманник Фима Залкинд смотрит на пианиста и бормочет:
— Такие великолепные пальцы — и такой ерундой занимаются!

 

Рабинович читает в газете “Вечерняя Одесса”: “Наша молодёжная сборная по футболу вчера в тяжелейшей борьбе вырвала очко у Лихтенштейна” и вздыхает:
— Боже мой, вот молодёжь пошла — бедному еврею уже и на улицу не выйти!

 

Столетний одессит каждый день ходил в синагогу и молился. И вдруг, на следующий день после того, как ему исполнился 101 год, он не пришел. Встревоженный ребе немедленно после молитвы зашел к нему, чтобы узнать, здоров ли он, и увидел его здоровым, веселым и жизнерадостным. На вопрос о том, почему тот не пришел, старик ответил так:
— Когда мне исполнилось 81, я понял, что скоро умру, и стал молиться, чтобы дожить до 90. В 90 я молился уже по привычке. Но когда мне исполнилось 101, я понял, что Бог слишком занят, чтобы заниматься моими просьбами, и, видимо, обо мне забыл.
Taк что если я не буду о себе напоминать, проживу дольше.

 

— Софа, ты девушка моей мечты! Красивая, интеллигентная, веселая!..
— Яша, ты хочешь со мной переспать?
— … И умная!

 

Два одесских эмигранта рассматривают статую Свободы. Один говорит:
— Шо не говори, а это таки памятник моей тете Соне. Только она могла выйти встречать гостей в ночнушке и бигуди с примусом в одной руке и с квитанциями за квартиру – в другой!

 

— Скажите, уважаемый, если я пойду по этой улице, там будет автовокзал?
— Там будет автовокзал, даже если Вы туда не пойдете!

 

— Сарочка, ну что ты всё время меня отчитываешь?!!
— Не нравится?.. Могу и отпеть….

 

Изя обращается к хозяину отеля:
— Не могли бы вы уменьшить плату за номер?
— Что вы, с таким прекрасным видом на море?!
— А если я пообещаю, шо не буду смотреть в окно?

 

Больница.
— Сестра, утку…
На соседней койке Рабинович приходит в сознание:
— И мне кусочек…

 

Одесса. Парк.
— Девушка, можно с вами познакомиться?
— Откуда я таки знаю, можно вам или нельзя? Спросите у своей мамы…

 

— Здравствуйте, это молодёжное радио?
— Да…
— И сейчас меня таки все слышат? И в магазинах и на рынках?
— Да, вы в прямом эфире, вас слышат и в магазинах и на рынках, говорите.
— Хорошо. Моня, молоко не покупай, бабушка уже купила!

 

— Абрамчик, у нас сегодня годовщина свадьбы, давай курочку зарежем!
— А курицу-то за что? Познакомил-то нас Беня…

 

Еврейское кладбище. В самом центре за очень красивой оградой стоят три красивых памятника. На одном написано: — «Здесь покоится самый известный наперсточник Семен Либерзон». На другом: — «Или здесь», на третьем — «А может здесь».

 

Тёща говорит зятю:
— Сёма, настроение твоей жены должно быть таким, чтобы ей в ванной хотелось петь.
— Я дико извиняюсь, мама, каких ещё таких Петь?

 

— Лева, я восхищен вашими чувствами! Вы с Софой вместе живете уже 30 лет и, тем не менее, гуляя по городу, всегда держитесь за руку!
— Сема, если я ее отпущу, она обязательно что-нибудь купит.

 

Урок математики в одесской школе.
Учитель:
— Сколько будет дважды два?
Отличник с первой парты:
— А мы покупаем или продаём?

 

Было видно, что резюме Яше помогала писать бабушка, так как в графе “Недостатки” было написано “Плохо кушает”.

 

В ресторане:
— Господин Фельдман, что пьет ваша супруга?
— Вообще-то, мою кровь, но сегодня – шампанское.

 

У англичанина есть жена и любовница. Любит он жену.
У француза есть жена и любовница. Любит он любовницу.
У еврея есть жена и любовница. А любит он маму.