Кринолин, мышьяк и биде с оливье – в Музее моды открылась новая выставка

Александр Васильев – это как Стас Михайлов только в мире моде. Такой же яркий и его так же обожают женщины. Поэтому ничего удивительного, что новая выставка из коллекции историка моды Васильева “Дама в кринолине” сразу стала пользоваться спросом и успехом.

Как только выставка открылась, сюда сразу сбежались женщины, которые истосковались по женственности, устали от антисексуальности и унисекса в моде. Зато здесь – мир роскоши, красоты и очарования. Все наряды, представлены из личной коллекции Васильева, кроме одного. Платье времен гражданской воны в США когда-то принадлежало явно патриотке, но теперь обосновалось в собственности музея. И это не просто платье. Но платье-трансформер. Например, у него два лифа: для прогулки и для бала.

Вообще Викторианская эпоха – сплошной когнитивный диссонанс. С одной стороны, это время пуританского отношения ко всему, включая секс и собственное тело, с другой – максимально декольтированные и открытые бальные платья.

Вот, кстати, факт, которые вы, скорее всего, не знали. Женские панталоны не сшивались снизу, в противном случае, дама в кринолине не смогла бы элементарно сходить по любой нужде. Более того, в туалет прекрасный пол усаживался, простите, лицом к горшку. Опять же – кринолин. Ну и такой фасон панталон определили как раз мазурку, как очень, скажем там, как неприличный танец.

И две истории, которых вы точно не слышали. Две дамы на балу у императрицы Евгении застряли в дверях, мешая пройти папскому послу. Одна, извиняясь за ситуацию, говорит, мол, простите великодушно, просто юбка слишком пышная. “Это, -говорит, язвительный посол, – наверное, поэтому на лиф ткани не хватило”.

А вот история про биде середине 19 века, которое через всевозможных наследников осело в коллекции Васильева. Говорят, в нем довольно долго в Кремле салат разносили на застольях. Повар, который задержался на кремлевской кухне еще с царских времен, кормил новую власть салатам из тазика и считал, что хоть чуть-чуть, но мстит новой власти.

Тогда же появляются анилиновые, то есть, искусственные красители, а вместе с ними появляются яркие ткани. На выставке, кстати, можно увидеть пурпур Перкина, названный так по имени химика. И, конечно, знаменитый зеленый, которого добивались, добавляя в краситель мышьяк.

Что поразило – декорирование платья. Это не какие-то вам стразы Swarovski. Это надкрылья.. жуков. Да. Прямиком из Бразилии, где много много диких обезьян, как мы знаем. И они хорошо сохранились. Тараканы и жуки и при ядерном взрыве выживают. Что уж тут про платье говорить.

Отдельное удовольствие – это огромное количество аксессуаров. Вот, например, портбукет – подставка под букетик цветов. Дело в том, что проходя мимо мужчины на балу, некоторые женщины не выдерживали такого ассортимента запахов от пота до коней, который источали кавалеры, что закрывали носики букетиком.

Или вот бальная книжка, куда записывали очередность танцев. И не дай бог даме назначить двум кавалерам один танец – моветон, скандал, страшное дело. В этот органайзер 19 века записывали кавалеров грифельным карандашом, после бала стирали и ждали следующий бал.

В эту же эпоху изобретается искусственная позолота, все вокруг начинают золотить и все начинает выглядеть дорого-богато.

Здесь же можно найти костюм Жорж Санд. Именно такой мужской костюм она носила регулярно, курила трубку и могла себе позволить то, что многих женщинам того времени было запрещено. Например, дамы не сидели в партере. Только в ложе. А Жорж Санд вполне себе могла в театр ходить, как хочется.

Обратите внимание на “траурную витрину”. В середине 19 века трауром упивались и скорбеть умели. Женский траур длился два года и один день, потом полгода длилась вторая стадия траура, потом еще полгода полутраур, когда черное можно было заменить фиолетовым и чёрным. Были популярны камни, аксессуары, в том числе, например, браслеты, сплетенные из волос усопшего.

А вот мужчина мог печалиться по усопшей супруге года два и не так строго. И, кстати, точно неизвестно держался ли траур по детям, но по всем родственникам – без вариантов.

Коллекция собиралась много лет. И отражает моду с 1850 по 1870 годы, охватывая именно эпоху кринолина, которому на смену, чуть позже, с развитием поездов и машиностроения, пришел турнюр. Выставка сначала побывала во Франции, а теперь до апреля поселилась в Риге, в Музее моды, на улице Грециниеку, 25. Скажем по секрету, там можно и два наряда примерить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.