“Я психолог. Я замужем. И я полиамор” – как любить двоих и сохранить брак

Спустя год после свадьбы муж Кати* — молодого московского психолога — предложил более открытый формат отношений. Катя обиделась. Испугалась. Возмутилась. Месяц размышляла и в конце концов решила попробовать. Сейчас — спустя три года после того разговора — в Катиной жизни случились два длительных романа и несколько коротких. Катя продолжает жить с мужем, сам он периодически встречается с другими женщинами.

Полиамория — система этических взглядов, допускающая любовные (платонические или сексуальные) отношения у одного человека с двумя и более людьми одновременно — все еще новый для нашей страны формат. При этом в крупных российских городах есть полиаморные сообщества (мы писали о них на примере Москвы и Петербурга), популярные блоги о секс-позитивном образе жизни бывают в том числе на русском языке. На условиях анонимности Катя рассказала о своих чувствах, границах и о том, что ей дает полиаморный опыт в работе.

“Я три года состою в полиаморном браке. В нашем случае это значит, что у меня могут быть любовные отношения с другими мужчинами, а у моего мужа могут быть отношения с другими женщинами. Все нюансы, касающиеся того, с кем заводить отношения, как много их может быть, как эти отношения встраиваются в нашу совместную жизнь, мы каждый раз обсуждаем вместе, исходя из контекста.

Например, на этой неделе мне тяжело, у меня ПМС, я зашиваюсь с работой — и я тяжело воспринимаю большое количество свиданий у мужа: прошу, чтобы он уделял мне больше времени. И наоборот. Могут быть периоды, когда у нас нет никаких других отношений, а бывает, что их много: от обычных свиданий до трех-четырех сексуальных партнеров.”

Психология и полиамория

“В школе мне очень нравилась классическая литература, я много читала и любила размышлять над поведением персонажей: что двигало Онегиным, какой был внутренний конфликт у Раскольникова? Отсюда мой интерес к психологии. Сейчас я помогаю людям понять, чего они хотят от жизни — и, соответственно, что им, возможно, следует делать.

Среди моих клиентов больше женщин, потому что мужчинам труднее дойти до психолога: мешают установки о том, что обращающийся к специалисту — слабак, да и вообще — “чем мне поможет чужой человек?” Чаще всего ко мне обращаются женщины после расставаний и девушки, которые говорят, что у них не клеятся отношения с мужчинами. Бывают пары, обычно молодые — на стадии, когда прошла первая влюбленность, начались конфликты, придирки, встал вопрос о том, каким образом проводить личное время.

Первый раз про полиаморию я услышала как раз на специализированной конференции для психологов, где рассматривали разные форматы отношений. Кто-то из зарубежных специалистов делал доклад о полиамории на примере Америки и Европы. Основной тезис заключался в том, что в связи с изменениями в обществе перед специалистами встают новые задачи.

У психологов в норме присутствует профессиональная деформация: она проявляется в отсутствии ригидных (твердых, неизменных, жестких. — Прим. ред.) нравственных убеждений, потому что клиенты бывают с разными ценностными системами, а если я кого-либо осуждаю, мне будет трудно работать с этим человеком. Поэтому реакцию на доклад со стороны присутствующих в зале российских психологов я бы определила так: корректное удивление. Кто-то отреагировал с бо́льшим любопытством, кто-то сдержанно высказался в том духе, что “понаехали и дичь гонят”. Острых споров не было.”

Я, муж и другие люди

“С супругом мы женаты не так давно, но знакомы уже 10 лет: у нас крепкий бэкграунд отношений, вместе мы пережили много разного. Примерно через год после свадьбы муж предложил попробовать более открытые отношения. Ему всегда казалась странной идея, что нужно любить только одного человека, строить сексуальные отношения только с одним человеком.

Он решил спросить у меня, хочу ли я попробовать жить иначе. А вскоре уехал в командировку, я осталась одна — у меня было достаточно времени, чтобы подумать и отреагировать не слишком импульсивно. Сначала были сильная обида, страх, возмущение. Я представляла толпы женщин, которые будут жить в моем доме, думала, что перестану видеть мужа и наши отношения закончатся. Месяц я приходила в чувство, разбиралась, что из этого мои фантазии, а что — реальность. Стабилизировалась и сказала: “Ладно, давай попробуем потихонечку”.
К нынешнему формату отношений мы пришли маленькими шажочками, каждый раз сверяясь: идем ли мы туда, комфортно ли каждому из нас. Важно, что я чувствую готовность мужа закончить эксперимент, если мне будет плохо. Он не давит на меня.

Мое первое свидание было с мужчиной из Америки, с которым я познакомилась в Tinder. Мы выпили по бокалу вина, немного погуляли и даже поцеловались. Он предлагал пойти к нему в гости, я отказывалась отправляться в отель. Тогда я сама медленно осознавала, чего хочу, и мне с трудом удавалось донести это до другого человека прямо — так, чтобы в моих словах не оставалось места для домысливания и ложных интерпретаций.

Мужчина продолжал уговаривать меня побыть с ним хотя бы в лобби отеля. Признаюсь, это свидание было не из приятных. В конце мужчина возмущался и давил на жалость: мол, ему теперь трудно оставаться одному, ведь он уже возбужден. Он думал, это аргумент для согласия на секс. Рада, что не повелась на провокацию, хотя в тот момент у меня и правда появилась мысль, что “я теперь должна ему”.

Вообще уметь говорит твердое “нет” и ясное “да” — два навыка, которым я учусь за годы отношений с разными людьми. Казалось бы, что сложного? Но тут много всего, и главное — умение понимать, чего именно я сама хочу сейчас и вместе с конкретным человеком: болтать, или обниматься, или смотреть фильм, или заниматься сексом, или убежать за город.

Что касается семейной жизни, то как-то был такой случай: муж пошел на свидание с девушкой, и я понимала, что он влюблен в нее, а не просто решил встретиться ради сексуального разнообразия. Я ждала его дома, сильно волновалась и от злости разорвала кучу глянцевых журналов.

Но мы справились с этой ситуацией. В момент сильных кризисных чувств мне помогает мое психологическое образование. Меня поддерживает знание, что любая моя эмоция ценна, я имею право ее испытывать — я могу помочь себе ее прожить, а потом становится легче.

Образование также помогает выражать злость экологично — без оскорблений партнера, но языком чувств: “Я злюсь, мне страшно, одиноко, я была напугана, пока тебя не было, не могла избавиться от мыслей, что ты с ней” вместо “Ты, мудак, меня бросил” (такая реакция никому не помогает). Кроме того, выручало, что муж был готов меня поддерживать, а не осуждать (мол, “ты же согласилась, а теперь злишься”). Он мог просто послушать меня, не отвернуться, сказать: “Я с тобой. Ты злилась, тебе было плохо, но сейчас все в порядке”.

Я сейчас состою в отношениях с другим мужчиной, и первое время мне было страшно влюбиться в него так сильно, что я не захочу проводить время с мужем

Из-за этого страха контакт с мужем как раз и нарушается. Если перестать себя запугивать, разрешить себе и быть влюбленной в другого человека, и быть с мужем — трудностей не возникнет. Поняв, что меня заносит из-за новой влюбленности, я решила поддержать наши отношения с мужем: мы уехали отдыхать, это помогло.

Как можно любить одновременно двоих? Приведу такое сравнение: путешествуя, ты попадаешь в новый город, увлекаешься тем, какие там люди и архитектура. Это удивление новизне. Однако вернуться в родной город, где есть любимая кафешка и улица, в город, с которым связано множество воспоминаний, — тоже влюбленность, но другая. С кем-то из бывших партнеров у нас в итоге остаются дружеские отношения, с кем-то дороги расходятся — здесь нет какого-то единого сценария.

Поиск партнеров и личное время

Отличие полиаморного брака от открытого в том, что в полиамории акцент делается на влюбленности, а секса может не быть. Открытый брак, на мой взгляд, в большей степени про секс, чем про влюбленность: мужчина или женщина может ходить на разовые свидания, но роман исключен.

Я хожу с обручальным кольцом и не снимаю его. Сразу говорю потенциальному партнеру, что я замужем и с браком все в порядке — я не собираюсь уходить от мужа. Находить созвучных тебе людей проще всего в полиаморном сообществе. Многие блогеры пишут о секс-позитивных образах жизни и разных формах отношений; иногда они устраивают дейтинги в комментариях к посту — люди указывают город и рассказывают, кого и что ищут.

Tinder тоже никто не отменял, но там статус “в открытом браке/в полиаморных отношениях” вызывает много вопросов, приходится объяснять, а это затратно по времени.

То, что я в полиаморном браке, не значит, что у меня каждую неделю новый человек для знакомства. Любые честные отношения требуют сил. В отношения нужно вкладываться, хотя бы эмоционально: «я думаю об этом человеке, волнуюсь за него». Это занимает какое-то количество моей оперативной памяти. В итоге за три года у меня было два романа от полугода до года и около семи партнеров, у мужа — одни продолжительные отношения с другой женщиной и разные свидания в формате one night stand.

В нашей с мужем паре каждому требуется довольно большое личное пространство. Есть «слипшиеся» пары, у которых все-все совместное, но мы так не можем, нам становится душно и скучно. Есть некая ценность в том, что каждый из нас проводит время порознь: он был на свидании, я — с подружкой (или наоборот), и каждый чем-то наполнился извне, новыми мыслями, впечатлениями, эмоциями. А если мы 24 часа в сутки друг с другом — непонятно, что нам делить, кроме обсуждения кота.

Для нас важно не количество, а качество совместного времени. Мы балансируем. Иногда договариваемся про количество свиданий в неделю: “На этой неделе у меня будет одно, а у тебя — два, согласна”? Или так: “Я на этой неделе работаю, никаких свиданий нет — а ты можешь поразвлекаться, я все равно не смогу уделить тебе время[".

В разных отношениях я получаю разный опыт. Это помогает в работе. Например, когда клиентка рассказывает, что ей хотелось сжечь машину мужа-изменника, я, пережив острый приступ ревности, могу выслушать ее историю с бо́льшим сочувствием, точно зная, насколько остра злость в такие моменты. Если бы подобного опыта у меня не было, я бы слушала рассказ клиентки как историю из книжки. Все это не значит, что мы с клиенткой одинаково поступаем в похожих ситуациях, но общий опыт в любом случае сближает.

Правила и договоренности

Пока что мы с мужем не проводим время вместе с партнерами друг друга. Есть идея начать (например, втроем или вчетвером) ходить в кино — возможно, это будет следующий шаг. С самого начала оставалось неизменным правило: мы не встречаемся ни с кем другим у нас дома. Дом — только для нас: мне важно сохранить ощущение безопасности нашего семейного пространства, физического и психологического.

Если говорить о медицинской безопасности, то, конечно, у нас есть правило о предохранении при любых формах сексуального контакта — от пенетрации до орального секса. Любые отношения — вопрос не контроля, а договоренности. Я верю, что муж предохраняется, — речь ведь о его собственном здоровье, он, в свою очередь, верит, что предохраняюсь я.

Каждые полгода мы проходим полное обследование на вирусы и скрытые инфекции. Я знаю, что сдаю анализы на скрытые инфекции и ВИЧ чаще, чем большинство моих друзей, которые делают это раз в четыре года (если вообще когда-либо). Если кто-то из нас вовлекается в стабильные отношения, мы спрашиваем у нового партнера справку о состоянии здоровья, предлагаем вместе сдать анализы.

Например, я предлагала так сделать двоим мужчинам, и они сразу соглашались: люди из секс-позитивного сообщества понимают ценность здоровья. У нас есть договоренность, что если я забеременею, то буду делать аборт, потому что сейчас мы не планируем детей (к тому же могут быть сомнения в том, кто отец).

Норма и планы

Сейчас, на мой взгляд, все идет к тому, что семьи начинают формулировать для себя собственные законы существования. Вариативность становится шире, понятие универсальной нормы, навязанной извне, уходит.

Норма — то, что нормально для конкретной семьи, если каждого все устраивает

Погружаясь в полиаморные отношения, мы можем увидеть свои болевые точки, свои страхи — и это плюс. Столкнувшись со своими страхами, мы, возможно, начинаем задумываться, как нам вырасти из них. Второй аспект: полиаморные отношения учат нас доверять друг другу. Мне кажется, такие отношения возможны, если каждый верит, что партнер не сделает ему специально больно. Иначе можно завязнуть в подозрениях и сомнениях. И третье: благодаря полиаморным отношениям можно узнать новое о себе и собственной способности любить, а также увидеть прекрасное в разных людях.

Когда я влюбляюсь, переживаю все так же, как в 15 лет: восхищение, эйфория, волнение, смущение… Я скучаю по этому человек, постоянно думаю о нем. Если чувство перерастает в роман, то развиваться он может-разному: бывает — бурно-захватывающе, бывает — устало, порой — страстно, иногда — нежно. Параллельные отношения с другим мужчиной позволяют мне узнавать разные стороны себя.
С одним человеком я больше проявляю себя милую, с другим — взбалмошную, с третьим — послушную. Все это разные грани моего Я. Также я открываю для себя объем своей души: удивительно, ведь в мое сердце помещается так много людей! Другие отношения дают мне переживание того, насколько прекрасен мир, и благодарность, что я живу.

Сейчас у нас с мужем нет долгосрочного планирования: мы действуем по ситуации. Не в том смысле, что “гори оно огнем, живем сегодняшним днем”. А в том, что экономическая и политическая ситуации меняются — может быть, мы переедем жить в другую страну, кто знает? Или, возможно, через год мы решим, что хотим детей, у нас будет классическая семья, а я начну готовить щи у плиты.

Источник: the-village.ru
* Имя и некоторые обстоятельства жизни героини изменены

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.