Николай Дроздов: “А я в отместку оседлал бегемота…”

Николай Дроздов — легенда. Ученый-зоолог, телеведущий, путешественник, общественный деятель, доктор биологических наук, журналист и человек с невероятным количеством энергии. Программу «В мире животных» Николай Николаевич ведет, страшно подумать, с 1977 года. А в 1995-ом году передача была удостоена премии «ТЭФИ» как лучшая просветительская программа.

В Ригу Николай Николаевич привез лекцию «О происхождении Вселенной и Земли». Никаких бумажек, никакого плана – спошная импровизация и разговор по душам. А накануне мероприятия Николай Дроздов стал гостем программы “Разворот” на радио Baltkom.

«Люди – это часть природы, и всю свою жизнь я посвятил людям и окружающему их миру. Но природа ведет себя закономерно, а человек – нет. Поэтому сейчас все приходится все больше внимания уделять поведению людей. Потому что как только мы начинаем нарушать законы природы, она в ответ брыкается. Отсюда и изменения климата и неожиданная смена погоды. Вон, на юге Франции все засыпало снегом, например.

В ресторане никогда не дам поменять тарелку – зачем увеличивать выброс химикатов? Любые пластиковые бутылки всегда сомну – это и хорошо, и тренировка для рук. Увижу мусор – подниму и выброшу. Единственное, пивные бутылки не трогаю. А то еще подумают, что это я их тут бросаю. И внука приучил. Он же создал целую бригаду по охране природы, а я у них выступаю экспертом. (Смеется)

В первую очередь, я — профессор Московского государственного университета им. Михаила Ломоносова. И сам Ломоносов меня искренне восхищает, и педагогику очень люблю. Я даже самых способных студентов называю по имени-отчеству. Своего рода знак отличия. Потому что воспринимаю их уже не как учеников, а как своих коллег.

Есть такое понятие “смиренномудрие”, которое требует от человека разумного, homo sapiens, всегда держать себя в рамках своей самооценки, стараясь ее удерживать на каком-то реальном уровне, а не дергать вверх. И на этом очень часто обжигается молодежь. Попел песни полгода и уже “звезда”. А я это слово не люблю. Меня когда так называют, сразу прошу прекратить.

Что такое популярность? Когда узнают на улице? А что в этом хорошего? Ну да, меня узнают, но чаще узнают какого-нибудь рэппера, который поет исключительную ерунду, мягко говоря. Но вообще, популярность, это если симпатичную собачку показывать каждый день по телевизору, на нее начнут показывать пальцем и узнавать.

Я вегетарианец и это жизненная позиция. Но когда болею, особенно, когда переломы, конечно, мясо входит в рацион. Недавно вот случилось четыре перелома во время выполнения сложного йоговского упражнения. Потому что я нарушил главное правило йоги – любое упражнение надо делать до комфортного положения. Я же попытался выйти из комфортного и достичь того, чего не достигал раньше – развернувшись назад, левой рукой достать до пятки, при широко расставленных ногах. Когда-то у меня это получалось, но после того, как упал с велосипеда и сломал ногу – перестало. Так нет же, мне надо было попытаться еще раз. Попытался, до пятки не достал, а на пол рухнул.

Рыбу я тоже ем в умеренной форме. Но рыба и мясо – вещи разные. Мясо наземных животных имеет другую структуру, потому что любой зверь преодолевает земное притяжение. Поэтому в составе мяса очень много сухожилий, которые мы сначала должны прожевать, а потом желудок их должен переварить. И на это уходит огромное количество энергии. Рыба же живет, практически, в невесомости. Даже хищной рыбе мышцы нужно только для мгновенного движения, например, когда щука охотится.

Однажды я показался самцу бегемота соперником. Это комплимент (Смеется). Бегемоты лежали такими сардельками, группой — один мощный самец и гарем самок. Я спустился с крутого обрыва прямо к кромке воды, наставил на них свой телеобъектив и начал снимать. Крупный план. Бегемот смотрит на меня. Одни глаза из воды торчат. И вдруг понимаю, что бегемот все увеличивается в размерах и увеличивается. А он на меня плывет! И с какой скоростью! И он уже достиг мели, где достает до дна, и уже бежит на меня. Он, видимо, решил, что раз я так близко подошел к воде, то претендую на его территорию и его самочек. Я в один момент взлетел по этому крутому обрыву!

Но я ему “в отместку” оседлал другого бегемота. Правда, в зоопарке. Но тоже в Южной Африке. Лет двадцать назад. Смотрю, стоит бегемот и спит. Я говорю товарищам: “Никогда на бегемоте не катался….”.

А я же с детства, со школы, был табунщиком. Отец меня летом сдавал на конзавод и мы работали по 17 часов в день. И это было самое счастливое время в жизни! А тут бегемот… Залез на бревенчатую ограду, подкрался к нему, думаю: “Испугается и побежит. Не будет же он вверх смотреть”. Вскочил на него, он встрепенулся и побежал. Сижу на нем, а сам руки поближе к забору держу, только бегемот стал поворачивать, я обратно на ограду перепрыгнул. Иначе бы сбросил и затоптал, конечно. Адреналин!

Никогда ничего не успеваю. Берусь за одно, не получается, переключаюсь на другое. Но даже если неудача – это все равно процесс познания, процесс умственного труда, что само по себе доставляет удовольствие.

От труда вообще не устаю. Устаю от безделья. Выезжем на курорт. Все лягут на солнце и греются. В тени тоже скучно. Тогда я куда-то убегаю. Куда-нибудь подальше. И начинаю делать гимнастику. А гимнастика – это уже работа, по крайней мере, над собой.

Слово работа мне не очень нравится. Оно от слова раб. Я люблю слово труд и люблю трудиться.

Животные не живут по справедливости. Они живут инстинктами, заложенными в них природой. Если тигр хочет сожрать антилопу, то это не жестокость, это природа. И благородный олень может пободаться в другим благородным оленем за самку. И это тоже природный инстинкт. А вот когда человек сознательно убивает другого – это жестокость.

Последнее ощущение восторга, такое полунинское “Ух ты!” – это наблюдение за самкой крокодила. Когда яйца в песке начинают квакать, она их раскапывает, раскусывает и относит крокодилят в воду, где находит для потомства безопасное место и начинает растить его. Если в этот момент будет плыть крокодил, даже если это отец всего этого выводка, он может спокойно сожрать треть потомства, воспринимая это как пищу.

И пока он не наестся, самка крокодила даже близко не подойдет, потому что знает, что получит взбучку. То есть, у самца нет никакого инстинкта. А вот у самки – есть. Был такой случай, еле успели снять. Самка тащила маленьких крокодилов к воде, а в это время на этом же пляже вылупились черепашата. И вот у кродила полный рот крокодилят, а тут одинокий черепашонок. Она его подхватила и тоже отнесла в воду. В другой бы момент – съела бы, не раздумывая, а тут включается инстинкт. И это “ух ты!”. Хотя, представляю, как черепашка испугалась (Смеется)

Человеку достаточно соблюдать три заповеди — не убий, не укради, не обманывай – и в мире не будет ни войн, ни грабежа, ни даже коррупции. А все будут жить честно и по справедливости. И это всего три заповеди из десяти.

В моей жизни вера появилась раньше, чем наука. Потому что ребенок верит всему, что ему говорят. Отец был очень верующим человеком и в доме были иконы даже в советское время, когда это не запрещалось, но и не приветствовалось. Особенно для преподавателя университета – мой отец преподавал в медицинском вузе. А мы жили в деревне и, конечно, ходили в церковь, отец посещал службы, мне даже как-то доверили позвонить в колокол. И это было незабываемо.

Поэтому для меня, все начинается с веры. А потом начинаются знания. И, кстати, вера сомнений не допускает. Если я верю, то я верю. Потому что ты или веришь или нет. А вот знания – всегда сомнения: правильно ли я это знаю? Раньше же все думали, что Земля плоская, а потом оказалось, что круглая, затем выяснилось, что не Солнце вокруг вращается Земли, а наоборот.

Знания нарастают постепенно, но они всегда не полные. И так как они не полные, то всегда есть область незнания, которая вызывает сомнения в том, что ты уже знаешь.

Вера – это эмоция и не является частью знаний. Современные же священники не считают Землю плоской. Никогда не надо смешивать веру и науку, как не стоит проверять гармонию алгеброй.»

Евгения Шафранек

Rate this post

Добавить комментарий