Пойти в театр и умереть: 19 лет со дня теракта на Дубровке (ФОТО и ВИДЕО)

Газета.ru
Twitter

26 октября – День памяти жертв террористического акта, произошедшего во время мюзикла «Норд-Ост». 19 лет назад (23-26 октября 2002 года) в Москве  произошла трагедия в Театральном центре на Дубровке, когда группа боевиков захватила в заложники зрителей и служащих театра.

Среди заложников было немало иностранцев, в том числе и три человека из Латвии — известный рижский педагог Маргарита Дубина и ее дети, Кира и Александр Зельцерманы.

Несколько лет назад в интервью газете Diena Маргарита Дубина говорила, что до сих пор помнит все, что случилось, до нюансов: «Верила, что спецназовцы нас спасут. Смотрела в потолок и ждала, когда они появятся».

Годы спустя и Маргарита, и Александр полагают, что нет смысла обижаться ни на чеченцев, ни на правительство России. «Это было внутреннее дело России, мы как жители Латвии не имели к этому никакого отношения», — считает Зельцерман.

Денег у России они отсудить не пытались. Однако семьи многих жертв теракта до сих пор пытаются добиться справедливости через суд, полагая, что такой исход операции вряд ли стоит считать успехом.

Все эти годы инициативная группа из бывших заложников, родственников и близких погибших пытается увековечить память о жертвах трагедии. «Газета.Ru» поговорила с людьми, чью жизнь теракт разделил на «до» и «после».

«Цветы положили, и можно забыть»

Дмитрий Миловидов – председатель созданной после теракта общественной организации «Норд-Ост». У нее сейчас нет юридического статуса, это неформальная группа единомышленников. В 2002 году Дмитрий – отец 14-летней Нины и 12-летней Лены. Его дочки пошли на мюзикл вдвоем, вернулась только Лена.

В разговоре с «Газетой.Ru» Дмитрий Миловидов вспоминает, что семьям после теракта выдавали разрешения на похороны на разных кладбищах и в разное время. По его словам, это было сделано, чтобы не было «ощущения массовой трагедии». Люди искали любую возможность для сбора информации. Например, во время похорон оставляли записки на могильных оградах, по ним связывались друг с другом. «Так мы находились и постепенно объединялись. Поддерживали друг друга», – говорит Дмитрий.

Фото: из личного архива, Дмитрий Миловидов устанавливает крест перед Театральным центром на Дубровке. Полугода спустя после теракта

Сразу после трагедии участники организации «Норд-Ост» стали направлять запросы в самые разные госучреждения с просьбой установить памятный мемориал на месте теракта, но понимания не находили. И тогда на полугодие трагедии Дмитрий поехал на Дубровку и самостоятельно установил деревянный крест перед театральным центром. Позже крест перенесли к церкви иконы Божией матери Всех Скорбящих Радость на Калитниковском кладбище, недалеко от могилы одной из погибших заложниц.

В 2003 году на площади установили памятник с летящими птицами. На нем написано: «В память о жертвах терроризма». По словам Миловидова, к этому монументу его организация «не имеет отношения». «Был построен монумент без списка жертв и без упоминания конкретного теракта. Цветы положили, и можно забыть», – сетует он.

Участники организации «Норд-Ост» не хотели «обезличивания». На первую годовщину они установили на площади самодельные плакаты с именами погибших. На газоне посреди площади перед театром в три ряда выстроили бумажные таблички с именами жертв и их возрастом, а четвертым рядом надпись: «Кто следующий?» Спустя еще год на здании театра, наконец, появился официальный список погибших – мемориальную доску установила мэрия.

«В одну из годовщин на следующий день после траурной церемонии я снимал плакат с фотографиями погибших. Ко мне подошел молодой человек и спросил: а кто эти люди? Мы стояли на ступенях того самого зала. Ему вообще об этом никто не рассказывал», – разводит руками Дмитрий.

«Окружающие как будто боятся заразиться»
В октябре 2002 года Светлана Губарева с дочерью Сашей приехала из Караганды в Москву. Жених Светланы Сэнди Алан Букер, гражданин США, тоже прибыл в российскую столицу. Они были приглашены на собеседование в посольство США для получения визы, собирались уехать в Штаты. Визу одобрили, и отпраздновать событие семья решила походом в театр на мюзикл «Норд-Ост».

Так Светлана с дочерью и женихом оказались заложниками на Дубровке. Выжила только Светлана — Саша и Сэнди погибли при штурме.

Фото из личного архива. Из здания Театрального центра спецназ выносит дочку Татьяны Губаревой Сашу (стоп-кадр из видеохроники) 

Трагедия в московском Театральном центре на Дубровке произошла 23-26 октября 2002 года.

Группа боевиков захватила в заложники зрителей мюзикла «Норд-Ост» и служащих театра. Спустя почти трое суток произошел штурм здания, в результате которого террористы были уничтожены, а оставшиеся в живых заложники освобождены. В результате теракта погибли 130 заложников.

Согласно обнародованным следственным данным, практические шаги по подготовке теракта велись с начала 2002 года. Окончательное решение о совершении в Москве крупного теракта с захватом большого числа заложников было принято на совещании чеченских полевых командиров, состоявшемся летом 2002 года.

 

Непосредственно подготовка террористического акта началась в первых числах октября 2002 года, когда из Чечни в Москву в багажниках легковых автомобилей была доставлена взрывчатка и оружие. Затем в течение месяца в Москву мелкими группами приезжали боевики, которые селились в нескольких снятых ранее квартирах, расположенных в разных районах города. Общий состав террористической группы составил примерно 40 человек, причём половину составляли женщины – террористки-смертницы.

Изначально в качестве места возможного теракта рассматривались три объекта, которые подразумевали компактное присутствие большого числа граждан – Московский государственный театр эстрады, Московский дворец молодёжи и Театральный центр на Дубровке. В итоге выбор был сделан в пользу последнего из-за большого количества мест в зрительном зале, а также наименьшего числа подсобных помещений, которые необходимо бы было обыскивать, а затем контролировать.

Здание Театрального центра на Дубровке было построено в Москве на улице Мельникова в 1974 году и сначала именовалось Дворцом культуры Государственного подшипникового завода (ДК ГПЗ).
Он был обычным концертным залом, здесь проходили эстрадные концерты, театральные представления и т.п. В 2001 году для нужд создателей мюзикла «Норд-Ост» по роману Вениамина Каверина «Два капитана» здание было переоборудовано и переименовано.

23 октября 2002 года в 21.15 в здание Театрального центра на Дубровке ворвались вооруженные люди в камуфляже, прибывшие на трех микроавтобусах. В это время в ТЦ шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находились 916 человек — зрители, актеры, сотрудники театра, а также учащиеся школы ирландского танца «Иридан».
Террористы объявили всех людей — зрителей и работников театра — заложниками и начали минировать здание.

Бомбы уложили вдоль стен на расстоянии пяти метров друг от друга, а в центре зала и на балконе разместили металлические баллоны. Внутри каждого — 152-миллиметровый артиллерийский осколочно-фугасный снаряд. Внутренняя полость между снарядом и стенкой баллона была заполнена поражающими элементами. Женщины-террористки расположились в шахматном порядке у противоположных стен. Они закрывали зал по секторам в 30 градусов. Начинка пояса «шахида» — два килограмма пластичного взрывчатого вещества (plastic explosives) и еще килограмм металлических шариков.

В середине зала, в партере, установили автомобильный баллон с взрывчаткой, рядом с ним постоянно дежурила смертница. Такое самодельное взрывное устройство установили и на балконе. Запланированные взрывы должны были идти навстречу друг другу, уничтожая все живое. Для этого был сделан центральный пульт управления.
Некоторым заложникам было разрешено позвонить родным, сообщить о захвате и о том, что за каждого убитого или раненного боевика террористы будут расстреливать по 10 человек.

В 22 часа стало известно, что здание ТЦ было захвачено отрядом чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым. К зданию Театрального центра на Дубровке стали стягиваться усиленные наряды милиции, ОМОН, спецназ и внутренние войска.

 

В первые часы после захвата части актеров и служащим театрального центра, находящимся в служебных помещениях, удалось бежать из здания через окна и запасные выходы.
Поздно ночью террористы отпустили 15 детей.

24 октября в 5.30 в здание Театрального центра беспрепятственно вошла молодая женщина (позднее выяснилось, что это была Ольга Романова, продавщица находящегося по соседству парфюмерного магазина), а в 8.15 — подполковник Константин Васильев. Оба они были расстреляны боевиками.

 

Первая попытка установить контакт с террористами была предпринята 24 октября: в 00.15 в здание центра прошел депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов. После этого с 24 октября по раннее утро 26 октября боевики достаточно активно шли на переговоры, в которых приняли участие некоторые российские политики (Иосиф Кобзон, Григорий Явлинский, Ирина Хакамада), а также общественные деятели (врачи Леонид Рошаль и Анвар Эль-Саид), журналисты (Анна Политковская, Сергей Говорухин, Марк Франкетти, а также съёмочная группа канала НТВ), глава Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, певица Алла Пугачева. В ходе проведения этих переговоров террористами было отпущено несколько десятков заложников.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт