“Тебе не больно, а жизнь уходит”. Навальный рассказал Дудю, каково это – умирать от “Новичка”

Российский политик-оппозиционер Алексей Навальный дал первое большое интервью после отравления, в котором подробным образом описал все происходившее на борту самолета.

“Чувствую себя морской свинкой”

На съемку youtube-программы “ВДУДЬ” Алексей Навальный пришел сам, и рассказал Юрию Дудю, что с каждым днем чувствует себя все лучше: “Я занимаюсь с физиотерапевтом, и сегодня он начал учить меня жонглировать, так что через какое-то время вы увидите как я жонглирую, еду на одном колесе и достаю кролика из шляпы”, – бодро пошутил политик. – “Мне нужно делать много упражнений на “право-лево”, поскольку Новичок разрушает нервную систему, но все будет хорошо, и я поправлюсь!”

Навальный признался, что первые дни с лежал на кровати, смотрел в потолок, и с ужасом думал, сколько же это еще будет продолжаться. Но восстановление началось такими быстрыми темпами, что это даже удивило врачей. “Для них я выступаю в роли морской свинки, потому что выживших от этого боевого химического оружия не так много, и они просто следят, с какой скоростью я восстанавливаюсь, как нужно помогать таким людям”.

Что предшествовало отравлению

Алексей Навальный отправился в Новосибирск и Томск, чтобы, по его словам “замочить Единую Россию”. Целью оппозиционного российского политика было снять несколько сюжетов-расследований про “местных жуликов”.

“Мы  понимали, что посмотрев эти сюжеты, многие люди откликнуться на призыв участвовать в умном голосовании, и Единой России будет больно – плохие люди перестанут быть депутатами”, – вспоминал Навальный. По его словам, было очевидно, что за его группой следили, но это никого не беспокоило. “Накануне я искупался в реке Томь в селе Кафтанчиково. Название этого населенного пункта сейчас знают все, а о существовании этого села я даже не знал – абсолютно темный берег, темная река. Это мое хобби, я приезжаю и прошу: привезите меня купаться”.

Наутро Навальный проснулся в прекрасном настроении, принял душ и отправился в аэропорт, предвкушая спокойные три часа полеты, во время которых он сможет посмотреть свой любимый мультсериал “Рик и Морти”. Именно благодаря этому обстоятельству Алексей может абсолютно точно назвать момент, когда ему стало плохо: “И на двадцатой минуте как-то перестало мне интересно смотреть этого Рика и Морти, чувствую холодный пот льется по мне, и это очень странное ощущение”.

“Каково умирать от Новичка? Как от нападения дементоров в Гарри Поттере!”

“Несколько людей меня спрашивали: ну, и каково это – умирать от Новичка. Сложно объяснить, это что-то такое, что ты не испытываешь в обычной жизни. Есть какие-то вещи, которые ты не испытывал, и слава богу: инфаркт, например, или тебе не отрезали ногу бензопилой. Но в целом ты можешь представить себе базовые ощущения. А тут… По тебе льется холодный пот, и ты чувствуешь как совсем плохо становится. Я сидел и думал: а что вообще происходит? Обычно, когда тебе плохо, ты можешь проанализировать себя, и разложить ощущения: у меня болит сердце или у меня болит желудок. А тут ощущение “я сейчас умру” накатывает и накатывает”.

Навальный решил зайти в туалет умыться, но вскоре понял, что самостоятельно вернуться до своего кресла он уже не сможет.

“Знаешь, когда я анализировал свое состояние – это, может, звучит странно – но наиболее близкое описание – это дементор в “Гарри Поттере”. Роулинг пишет, что дементор тебя целует, тебе не больно, а жизнь – уходит”.

“Меня отравили, и сейчас я умру”

“Я выхожу из туалета, – продолжает вспоминать Навальный, – и вижу ряд недовольных людей, из чего делаю вывод, что провел там минут десять. И понимаю, что надо просить о помощи, потому что назад сам не дойду”.

Неожиданно для самого себя Навальный повернулся к бортпроводнику и сказал: “Меня отравили, я сейчас умру!”, после чего просто лег ему под ноги.

“Бортпроводник посмотрел на меня с легкой ухмылкой, видимо решил, что меня отравили томатным соком или макаронами. А я уже ничего не слушал и лег ему под ноги с твердым намерением умирать, потому что весь организм говорил: Алексей, пора прощаться! Это несовместимо с жизнью!”

Последнее, что помнил Навальный это голос: “Мужчина, не отключайтесь!”

“Я видел потом эти душераздирающие видео типа “Навальный кричит от боли в самолете”, но ничего этого не помню. Мне вообще не было больно, но это хуже, чем больно. Кирдык. Есть другое слово, которое я не могу сказать в эфире, но оно большими буквами  накатывает на тебя, и ты понимаешь: типа, все!”

Алексей Навальный признался, что очень удивился, когда снова осознал себя в больнице: “Просто было настолько понятно, что все – конец!”

Посмотреть полностью интервью можно здесь:

 

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт