8 зарубежных рекордсменов советского проката, которые стоит пересмотреть

Эти фильмы собирали очереди у кинотеатров и билеты приходилось покупать с рук. Даже по прошествии 30 и более лет их интересно пересмотреть, хотя бы потому, чтобы увидеть полную. некупированную. версию картины, а в некоторых случаях совсем по другому, чем в детстве. оценить происходящее на экране.

Укрощение строптивого (1980)

Адриано Челентано и Орнелла Мути на пике кинокарьеры! Неотесанный сельский работяга со скверным характером, да еще к тому же женоненавистник вынужден терпеть соседство под одной крышей с неотразимой городской девушкой, делающей все возможное, чтобы его соблазнить. То, что сексапильной Орнелле Мути приходится прикладывать для этого усилия уже само по себе комично – большинство зрителей готовы были отдать что угодно, лишь бы оказаться с нею на пару минут наедине. НО, в советском кинопрокате все эротические сцены были целомудренно вырезаны, так что вы сейчас достаточно взрослые, чтобы насладиться полной версией картины!

Чудовище (1977)

Несравненный Жан-Поль Бельмондо (в мосфильмовской озвучке Николая Караченцова) и секс-бомба 70-х Ракель Уэлч в приключенческой комедии, раскрывающей закулисную жизнь кинематографа, который, как известно, великий обманщик. У Бельмондо в фильме сразу две роли: капризной кинозвезды Бруно Феррари и отчаянного каскадера Мишеля Гоше, похожего на Бруно как две капли воды, и нанятого подменять актера на съемках трюков. Бельмондо настоял на личном выполнении всех трюков фильма, что стоило ему сломанной лодыжки и вывиха плеча. Но на крыле летящего самолета стоял тоже он. В советском прокате постарались затушевать нестандартную ориентацию Бруно Феррари, да и мальчишкам того времени казалось, что его манерные жесты и ужимки придуманы просто для смеха. Стоит пересмотреть, чтобы оценить двойное перевоплощение Бельмондо другими глазами.

Невезучие (1981)

Первый фильм, объединивший Пьера Ришара и Жерара Депардье. История умалчивает, как именно режиссер Франсис Вебер пришел к гениальной мысли о соединении в одной упряжке двух совершенно разных актеров (как фактурно, так и по амплуа), но в результате этой мысли на свет родилась еще одна мифическая кинематографическая пара, крепкая мужская дружба, и три настоящих комедийных шедевра (“Папаши” и “Беглецы” последовали за “Невезучими”). Ришар и Депардье дополняют друг друга, они действительно нашли друг в друге отсутствующее в самих себя. Посмотрите – не пожалеете!

Откройте, полиция! (1984)

Блестящий французский комедиограф Клод Зиди создал настоящий шедевр в своей жанровой нише, который со временем не потерял ни капли присущей ему сочности, картина по-прежнему обладает необыкновенной способностью позитивно влиять на зрительское настроение. Актерский дуэт в лице Филиппа Нуаре и Тьерри Лермитта заслуживает оглушительных оваций, безупречно играя на ярких контрастах в создаваемых образах. В фильме идёт рассказ о том, как уже опытный полицейский Рене обучает хитростям мошенничества своего юного напарника Франсуа. Довольно комедийный сюжет, но в фильме даже есть маленькие нотки драмы. В советской версии фильм обрывали за пять минут до финала – ну нельзя было советскому человеку показывать, как “оборотни в погонах” пожинают плоды успеха. Наконец-то вы сможете увидеть полную версию и облегченно вздохнуть!

Золото Маккены (1969)

Советская публика могла сколь угодно сильно любить вестерны из ГДР, но она точно знала, в какой стране вестерны настоящие. Поэтому, когда чиновники допустили до кинотеатров вестерн «Золото Маккенны», в кино с занятий сбегали даже самые идейные комсомольцы. И многие признавались, что больше не могут смотреть и любить европейские вестерны после того, как увидели картину с Грегори Пеком и Омаром Шарифом. Вы только подумайте — в «Золоте Маккенны» можно было увидеть обнаженную индейскую девушку! Это, конечно, был колоссальный культурный шок. Помимо обычного дубляжа, выполненного на студии Мосфильм, прокатный вариант включал в себя и новую версию песни Old Turkey Buzzard — «Старый гриф-стервятник» (русский текст Леонида Дербенёва), которую исполнил Валерий Ободзинский

Зорро (1975)

Этот франко-итальянский фехтовальный вестерн стал самым популярным фильмом с Аленом Делоном в СССР. Поразительно, что в европейском прокате “Зорро” не стал хитом, в то время как в Советском Союзе чуть ли не все стены были исписаны буквой «Z» — символом благородного героя, защищающего простой народ от угнетения. В 1976 году в СССР фильм посмотрели 55,3 млн. зрителей.

Игрушка (1976)

Пожалуй это лучшая роль Пьера Ришара, сыгранная в остросатирической комедии Франсиса Вебера, в которой сотрудник редакции из страха потерять работу соглашается стать… живой игрушкой для капризного и избалованного сына своего босса. Этот ребёнок, ни в чем не знающий отказа, испробовал все виды развлечений, и вот теперь с надменной радостью манипулирует взрослым мужчиной, вынужденным играть роль домашнего клоуна. Но постепенно между мальчиком и его «игрушкой» возникают доверительные отношения. Спустя много лет пересматриваешь фильм другими глазами, и на месте гэгов, вызывавших хохот советского зрителя, узнаешь акулий оскал дикого капитализма.

Частный детектив (1976)

И снова Бельмондо в лихом полицейском триллере, где его герою предстоит найти и покарать серийного убийцу по кличке «Ястреб», который использует молодых людей для ограбления банков и ювелирных магазинов, не оставляет никаких следов и убирает сообщников. По-моему мнению, недооценённый шедевр французского криминального ‘поляра’ 1970-х. С первых кадров на пристани в голландском Роттердаме, когда под пульсирующие аккорды невероятной музыки Мишеля Коломбье пробегают школьники и возникает со спины фигура главного героя, понимаешь, что перед тобой одно из тех экранных произведений, которые запоминаются на годы вперёд. Безусловно, что фактурный стюард Жильбер (он же грабитель-убийца ‘Ястреб’) в знаковом исполнении 47-летнего Бруно Кремера – самый лучший кинематографический противник Бельмондо. В советском прокате тщательно заретуширован момент особых отношений Жильбера с неблагополучными парнями, а также вырезана семиминутная сцена финальной схватки Бельмондо и Кремера, но это тот случай, когда цензура и в самом деле отсекла все лишнее, и финальная фраза ‘Твоё здоровье, Коко!’ ставит жирную точку.