Ариэль Резник-Мартов об одиночках, коллективе и душевном здоровье

Слово «одиночка» обычно такое грустное… Иногда одиночка — это что-то романтическое, иногда одиночка говорит о силе характера, но всегда это что-то, связанное с испытаниями. Вот я вспомнил эту знаменитую цитату из Хэмингуя:

— Человек, — сказал он. — Человек один не может. Нельзя теперь, чтобы человек один. — Он остановился. — Все равно человек один не может ни черта. Он закрыл глаза. Потребовалось немало времени, чтобы он выговорил это, и потребовалась вся его жизнь, чтобы он понял это.

Очень хэмингуэевская фраза. Была еще библейская цитата из Екклесиаста: «Если один упадет, то его друг поможет ему встать. Но горе тому, кто упадет, и не будет никого, кто помог бы ему подняться!»

Как говорил неоднократно кто-то из знакомых, служивших в армии: коллектив одиночку всегда поимеет.
Почему в коллективе душевное здоровье крепче? Почему увереннее и спокойнее?

Да, разделение ответственности, конечно, важный фактор. Редко бывает, когда за прегрешение коллектива отвечает одиночка Хотя мы можем вспомнить в древнем Риме была казнь, которая называлась децимация. Когда воинская единица бежала с поля боя, опозорила себя, просто бросали жребий и казнили каждого десятого. То есть, все-таки бывало, что за прегрешения коллектива отдувались одиночки.

Дело не только в разделении ответственности, дело еще и в некоем объединении общей идеей. Вот давайте посмотрим, что происходит сейчас даже не на фронтах реальной войны, а на фронтах войны виртуальной. Войны в социальных сетях. Как люди, которые казалось бы незнакомы друг с другом, как они объединяются.

Зайдите в комментарии любого текста о войне и вы увидите две сражающихся армии. Я, к счастью, не имел возможности оценить, как сражаются люди на поле боя, но в социальных сетях сражаются самозабвенно, и они явно чувствуют себя так, потому что у них есть единомышленники, есть поддержка, и у каждой стороны есть ощущение, что именно ее дело правое.

Я думаю, что обособление себя тоже вызывает вопрос: я обосабливаюсь от людей, потому что это мой моральный выбор? Я обосабливаюсь от коллектива, потому что я не могу принять его ценности, хотя понимаю все минусы своей позиции? Или же я обосабливаюсь от коллектива, потому что мне нравится ощущать себя кем-то, кто свысока взирает на толпу и ощущает свою избранность?
Но обычно люди, которым так нравится та самая позиция смотреть свысока, как правило — не очень богатые и развитые личности. Чаще всего это люди, которым очень хочется самоутвердиться именно таким способом. И их отличие от коллектива крайне эфемерно и иллюзорно.

Иногда под этим маскируется неспособность влиться в коллектив, отсутствие социальных навыков. То есть это не их выбор, а маскирующееся под выбор некий дефект, дефицит социальности.
Люди, которые являются частью коллектива, чаще чувствуют себя комфортнее, увереннее и спокойнее чем одиночки. И мы приходим к тому, что это практически всегда так, за редкими исключениями.

Но это совсем не значит, что быть частью коллектива, это быть по определению более правым, или более хорошим, чем быть одиночкой. То есть мы говорим о некоем постоянном нравственном выборе, который делает человек, принимая общую идею, вступая или не вступая с кем-то в союз.
И мне кажется, что сейчас, в то время, в которое мы живем (то, что началось еще во время пандемии, и то что продолжается сейчас в эти военные времена), мы все время проходим некий тест на самостоятельность мышления, на независимость мышления, и на готовность принимать на себя негативные последствия своих выборов или позитивные последствия.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт