Антрополог о том, как будет выглядеть человек будущего

РБК Тренды
Инга Дробышевская

Станислав Дробышевский — доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, ведущий российский специалист по антропогенезу, известный популяризатор науки, автор книг и научных публикаций на тему происхождения человека — рассказывает о жизни человечества в высокотехнологичном мире будущего, о том, почему через тысячелетия люди рискуют остаться без ног и у кого есть шанс выжить после апокалипсиса.

— Как изобретения и высокие технологии XXI века могут повлиять на эволюцию человека?

— Эволюция началась еще до того, как люди начали что-то производить, например, орудия труда. Тогда наши руки не были похожи на те, что мы имеем сейчас. Изначально они нужны были в виде плавников, чтобы плавать в воде, потом в виде лапок, чтобы ползать по болоту. Когда у нас появились пальчики с коготками, мы стали лазить по деревьям. Спустившись с них, мы стали ходить на двух ногах, а руками собирать всякое съедобное и не очень. Но руки тогда были еще не трудовые. Свой трудовой вид кисть руки стала приобретать 2,6 млн лет назад, когда наши предки начали делать орудия труда. Так называемый комплекс трудовой кисти включает в себя короткие широкие фаланги пальцев, прямые пальцы, шиловидный отросток третьей пястной кости и седловые суставы. Он формировался более 1 млн лет. Столько лет ушло на то, чтобы homo habilis, «человек умелый», приспособился к своим же примитивным тогда еще орудиям труда.

— Сколько же нужно времени, чтобы у современного человека произошли какие-то мутации из-за появления новых изобретений?

— Тут еще возникает вопрос, хватит ли нашей цивилизации на 100 тыс. лет? Мне кажется, что нет. У нас слишком быстро все меняется. Во времена, когда я учился в школе, не было никаких сотовых телефонов. Они были только стационарные дисковые. Ни о каких персональных компьютерах речи не было. Вершиной цивилизации были программируемые калькуляторы. Но потом скорость прогресса увеличилась. Грубо говоря, каждые полгода стали появляться новые модели не только калькуляторов, но и компьютеров. Очень быстро стали меняться информационные носители: от магнитофонных кассет до флешек.

Мы ни технически, ни физически не можем приспосабливаться к этим изменениям, потому что скорость прогресса быстрее, чем скорость смены поколений. Но мозгом мы способны воспринимать новые гаджеты и быстро учиться ими управлять. Даже маленькие дети почти с рождения умеют пользоваться смартфонами. Хотя для лучшего развития им полезно не водить одним пальчиком по экрану, а желательно изучать мир на ощупь. Чем раньше ребенок начинает все вокруг трогать ручками, тем раньше он начнет говорить, тем больше у него будет словарный запас и он легче сможет учить иностранные языки.

Современным детям придется сложнее — они щупают в основном гаджеты, поверхность которых одинаково плоская. Еще 10, 20, 30 лет и здравствуй, деградация! Эти дети вырастут и будут хуже формулировать мысли и хуже говорить, что приведет к гибели цивилизации. А это значит, что тогда эти самые гаджеты некому будет производить, и мы вернемся на исходные позиции. Примерно через 10 млн лет человек будет выглядеть удручающе — этакий мешок без особых органов чувств, но с одним мускулистым пальцем, чтобы водить по экрану телефона, ну, и еще с каким-нибудь пищеприемником.

— Кстати, изменение питания может оказать влияние на мутацию?

— Когда-то мы в виде рыб плавали в воде и ели друг друга. Потом в виде первых амфибий мы стали бегать по земле и питаться насекомыми. Потом стали бегать по деревьям и есть все подряд, хотя преимущественно опять же ели насекомых и немного фруктов. Так мы дожили до состояния первых приматов. Примерно 45 млн лет назад мы стали есть гораздо больше фруктов и перешли сугубо на вегетарианство. Такого питания и придерживались следующие несколько десятков миллионов лет. А примерно 2,6 млн лет назад мы снова стали всеядными, но с упором на хищничество.

Радикальная смена питания произошла, когда мы научились вести хозяйство: выращивать зерно, овощи и заниматься скотоводством. Основа современной цивилизации — это углеводная пища. И у нас есть исторические примеры, к чему это приводит: 2,5 млн лет назад на Земле жили парантропы, известные как массивные австралопитеки. Они были вегетарианцами и питались трудноперевариваемой углеводной, низкокалорийной пищей. В итоге у них выросли громадные челюсти, мощнейшие мышцы для прикрепления этих челюстей и здоровенные гребни на макушке. Привело это к тому, что через 1,5 млн лет они вымерли.

— Сейчас же, наоборот, питание более калорийное. К чему нас это приведет?

— Да, современная пища высококалорийная. И тут два варианта развития событий.

Если мы будем откладывать эти калории в виде запасов, то будем полнеть, и превращаться в этаких ждунов. Другой вариант предполагает, что регулярное и калорийное питание приведет к осложнениям в виде ишемической болезни, диабета, атеросклероза и так далее. В этом случае выжить смогут те, кто направляет энергию от полученных калорий на что-то полезное и мирное. Например, на работу мозга. Вот они будут стройными. Все их калории пойдут не на жироотложения, а на работу нервной системы. Она нужна будет, чтобы управлять единственным пальцем, тем самым единственным мускулистым маховым пальцем, который необходим при использовании телефона.

Кстати, сейчас наблюдается как астенизация молодежи, так и одновременно ее, так скажем, беконизация. С одной стороны, каждое следующее поколение становится более стройным и вытянутым, с другой — почти во всех странах распространено ожирение. Как ни странно, это может сочетаться! Потому что астенизация — это когда скелет становится более тонким, а беконизация подразумевает большие жироотложения. Связано это с тем, что современному человеку нет необходимости много двигаться, потому что есть удобный общественный транспорт, автомобили, электросамокаты, эскалаторы, движущиеся дорожки как в аэропортах и так далее. То есть в процессе эволюции может произойти так, что и ноги нам не особо понадобятся, поэтому они или исчезнут, или видоизменятся.

— Могут ноги стать асимметричными? К примеру, при езде на электросамокатах одна нога ведь используется как толкательная, а другая пассивно стоит.

— Асимметрия уже некоторым образом присутствует в организме человека. Допустим, сердце находится слева, печень — справа, а легкие, хоть и парный орган, но отличаются по размеру. Про брюшную полость я уже вообще молчу, там ничего симметричного нет. И стороны человеческого лица тоже, как правило, асимметричны.

В эволюции много случаев, когда эта асимметрия была слишком заметна. Например, миллионы лет назад существовали одобеноцетопсы, они же моржевидные дельфины, у которых один бивень был в разы длиннее другого. Из-за этого у них в итоге перекосило весь череп. С человеком такое тоже возможно. Например, руки могут стать асимметричными, если мы будем все время левой держать планшет, а правой листать экран. Отсюда разовьется разное положение плеч, а потом изменится форма позвоночника. Уже сейчас руки получают разное назначение. Одну мы чаще используем скорее как подставку, а другой что-то делаем в телефоне. И это работает на уровне мозга.

Кстати, полушария мозга внешне хоть и одинаковые, но функционально разные. Правое полушарие менее подвижное, а левое — более. Одно занимается моторикой речи, а другое — восприятием контекста речи. С одной стороны сенсорика, а с другой — моторика. Теоретически, два полушария могут развиться в два разных мозга в одной голове.

— Возможно, тогда нас спасет искусственный интеллект?

— Искусственный интеллект — это прекрасно. Но не надо делать так, чтобы он нас заменил, а технически это возможно. Просто в таком случае мы будем не нужны. Не вымрем совсем, а превратимся в бесформенных, бесчувственных и безмозглых существ. Но зачем?

— А если случится так, что все-таки вымрем. Случится апокалипсис и нас не станет. Что будет после?

— В постапокалиптическом мире будут другие условия: намного меньше кислорода и больше углекислого газа — скорее всего, дыхательная система изменится. В этом случае могут выиграть жители высокогорья, поскольку у них есть биохимические системы, экономящие кислород. При нехватке ресурсов шанс выжить есть у людей с экономящим режимом энергопотребления — то есть у полных. Связано это с тем, что у людей крупного телосложения будет преимущество в виде уже накопленного запаса питательных веществ.

Лучше, конечно, не допустить вымирания нашего вида. Для этого нужно активно развивать альтернативные источники энергии. Жизнь людей сейчас зависит от исчерпаемых ресурсов планеты, которые рано или поздно закончатся. Если этого не сделать, человечество рискует исчезнуть или деградировать.

Если апокалипсис не удастся предотвратить, то после него возможно два варианта существования цивилизации:

Первый вариант — деградация всего человечества. Это может произойти в результате глобального загрязнения планеты или ядерной войны. В этом случае общества скатятся до уровня неолита или раннего железного века: люди будут жить в землянках, пользоваться каменными орудиями труда и вести натуральное хозяйство там, где это будет возможно. Эти общества будут изолированы друг от друга, и начнется эпоха «микрочеловечеств». Знания при этом будут передаваться так же, как и в древности и в современных бесписьменных обществах — из поколения в поколение. В таком режиме потенциально можно существовать неопределенно долгое время — вплоть до полного исчезновения жизни на Земле.

Второй вариант — цивилизация деградирует частично. При этом самыми устойчивыми окажутся общества, которые сейчас живут так же, как и тысячелетия назад: например, бушмены в Африке. В первую очередь от апокалипсиса пострадают жители современных мегаполисов. У большого города не хватит ресурсов, чтобы обеспечить дальнейшее существование в случае разрушения промышленности. А небольшое поселение — деревня или районный центр — сможет выжить и даже оказаться залогом продолжения цивилизации. Небольшое общество имеет достаточно ресурсов, чтобы прокормить всех его членов, а также достаточно людей, чтобы сохранить знания по разным областям науки и искусства и, возможно, вывести человечество на новый уровень.

Конечно, все вышесказанное на самом деле является фантазией. Я не пророк, и не знаю, каким будет будущее. Как показывает практика, все предсказания оказываются чушью. Поэтому все, что я наговорил, скорее всего очевидный бред. Вероятно, в ближайшей перспективе ничего радикально не поменяется. А если и поменяется, то, так, как мы себе и вообразить не можем. Даже самые смелые писатели-фантасты с богатейшим воображением, когда пишут о будущем, просто перебирают варианты прошлого и комбинируют их. Но, главное, что у нас, у людей, есть мозг — это великая вещь. Пользуясь им, мы можем изменить будущее и сделать его не бредовым, не тупиковым, не каким-то ужасным и апокалиптическим, а светлым и замечательным. Поэтому пользуйтесь своими мозгами ради будущего.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт