Ариэль Резник-Мартов: Швейцарская капсула для самоубийства и цена жизни в современном мире

Что-то появилось очень новое в этой теме. Гражданин Австралии доктор Филип Ницшке выступает за то что он называет демократизацией смерти. Он считает, что каждый человек должен иметь право уйти из жизни наиболее безболезненным способом при минимальном участии врачей. Он разработал некую капсулу, в которую помещается человек, и там он нажимает на некие кнопки, в результате чего в  воздухе, который находится  в капсуле, повышается количество углекислого газа, а количество кислорода снижается до одного процента. И, как он обещает, в течении 30 секунд человек испытывает некую приятную эйфорию, после чего теряет сознание, а потом в течение минут пяти умирает.

Что во всей этой истории настораживает? Эти капсулы распечатываются на 3D принтере, то есть получить их должно быть не так уж сложно. Эту капсулу человек может использовать в клинике, но точно также он может заказать ее на дом. Изначально Ницшке заявил, что в комиссии не нужен психиатр, а кандидат на эвтаназию должен просто общаясь с искусственным интеллектом заполнить определенную анкету, где отвечая на набор вопросов, он получает разрешение на использование капсулы. А в идеале там вообще не должны присутствовать никакие врачи. Это дело человека, поступать как он хочет.

Будем откровенны — это не эвтаназия, это фактически способ самоубийства для любого желающего. И, как человек работающий в психиатрии, я точно знаю, что есть  люди которые в состоянии депрессии, в состоянии мучительных переживаний всерьез помышляют о самоубийстве. И точно также я знаю, что люди, проходящие специализированное лечение,  возвращаются к нормальному настроению, и рады что остались в живых. Убирая из всей этой схемы психиатра и включая общение с искусственным интеллектом, мы даем человеку возможность давать те ответы, которые он считает подходящими, чтобы получить “добро”, то есть убираем человеческий фактор.

Если не психиатр, ни какие другие врачи в этом не участвуют, а участвует общение человека с компьютером, кто же тогда может дать объективное заключение, что возможно человек излечим, возможно его мучения (неважно душевные или физические) могут быть скомпенсированы, и все может быть не так плохо. То есть фактически мы таким способом лишаем человека даже возможности изменить что-то к лучшему.

Мы, конечно, можем сказать, что это право человека, что это право выбора между жизнью и смертью. Эти красивые слова  обычно употребляют люди, которые, как мне кажется,  или сами не стояли в такой ситуации, либо их близкие не были в такой ситуации. Думаю решение принимаемое импульсивно, решение принимаемые из-за тяжелой жизненной ситуации, решения принимаемые потому, что тебе в этот момент кажется что весь мир  ужасен, что твои близкие люди от тебя далеки, и возможно ты хочешь их как-то наказать.

Когда смерть становится чем-то настолько простым и легким, обратная сторона этого — мы перестаем воспринимать всерьез свою смерть, и в итоге по другому относимся ко своей жизни. Кстати об эйфории: не случайно самураи кончали свою жизнь очень мучительным способом, вспарывание себе живота это было болезненно мучительно, при этом человек должен сохранять достоинство, написать предсмертное стихотворение, в конце, когда живот распорот, секундант — он назывался кайсяку — отрубал голову, чтобы прекратить окончательные мучения.

Когда человек перестает ценить жизнь и начинает относиться обыденно к своей смерти, тогда обесценивается понятие жизни и смерти. И тогда человек начинает так же легко относиться и к чужой жизни. Если для тебя собственная смерть — легкое эйфорическое приключение, то тогда ты и чужую жизнь не очень то ценишь.

Те же самые террористы-смертники: я отрицаю свою жизнь, и я отрицаю твою жизнь.

Демократизация смерти. Со словом демократия у большинства людей связаны какие то положительные эмоции: это воля народа, это правление народа. Но вот демократизация смерти чем-то напоминает мне перестроечные времена, когда вдруг приняли решение, что директора завода избирают рабочие, которые не очень хорошо понимают что такое управление заводом, что такое механизмы подобного уровня ответственности. Демократизация смерти, когда любой человек в любом состоянии будет решать жить ему или нет, и даже ни с кем не советуясь, — это какая то анархия в отношениях со смертью. Исчезают любые регулирующие механизмы.

Низведение смерти до легкого банального и обыденного процесса крайне пагубно для человечества в целом, и для каждого из нас отдельности. Потому что в минуты отчаяния мысль о самоубийстве посещает многих. Это тонкий баланс, и если на одну чашу весов может лечь швейцарская капсула с ощущением полуминутной эйфории, она может перевесить. Потому что многих людей от рокового шага останавливает страх остаться инвалидом или испытать мучения. А когда тебе обещают легкую и приятную смерть по твоему капризу — это во многих случаях может сыграть дурную роль.

Если наша цивилизация начнет потихоньку выбирать себе все более легкого пути ухода из жизни, скорее всего она будет постепенно сменена другой цивилизацией, другими народами, другой культурой, которая больше ценит эту самую жизнь, и возможности ею пользоваться.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт