Дочь Юлиана Семенова: о ковид-протестах во Франции, Штирлице, Макроне, cекс-олигархах и свободе слова  

mixnews.lv

«Французы также, как и мы, народ свободолюбивый, и поэтому каждую субботу уже который месяц во французской столице и во всех городах Франции выходят манифестанты и говорят, что им не нужен санитарный паспорт, так называемый куар-код,»  — рассказала живущая во Франции дочь писателя Юлиана Семенова.

Ольга Семёнова — автор книги «Повседневная жизнь современного Парижа», изданной в 2010 году.  

Ольга Семенова — общественный деятель, представитель Российского детского фонда в ООН, журналист, публицист.  Дочь одного из самых популярных советских писателей, автора романов про разведчика Штирлица Юлиана Семенова, 90-летие которого отмечалось в октябре этого года.  С 1993 года Ольга Семенова живет во Франции, поскольку вышла замуж за французского гражданина. В эфире радио Baltkom она рассказала о юбилее писателя и общественных настроениях во Франции.

 Штирлиц вошел во многие французские дома

Недавно книга о Штирлице была переиздана на французском языке.

— У нас во Франции совершенно великолепные издатели и переводчики, давние друзья России, — cказала Ольга Семенова — Издательство Éditions du Canoë выпустило уже третий роман Юлиана Семенова о Штирлице. Первый, конечно, был «Семнадцать мгновений весны», это был колоссальный успех, три переиздания.  Потом был роман «Бриллианты для пролетариата», из названия убрали слово «диктатура», чтобы не пугать французских читателей. Сейчас вышла книжка «Операция Барбаросса» под названием  «Третья карта» —  о трагических событиях накануне начала войны. Огромный успех. Критика принимает романы Юлиана Семенова на ура.  А потом очень крупное издательство купило права, чтобы издавать Штирлица в карманном формате и теперь можно сказать без преувеличения, что Штирлиц вошел во многие французские дома.

Видеозапись эфира >>>

Свобода слова на секс-телефоне 

 Ольга Семенова является соучредителем ежегодной Премии имени Юлиана Семенова в области экстремальной журналистики.

 — Ваше мнение о свободе слова во французских СМИ.

— Что вам сказать? Не сочтите это за пропаганду пророссийскую, но я считаю, что в России значительно больше свободы в СМИ, несравненно больше, чем во Франции, при том, что я Францию очень люблю. О какой свободе СМИ может идти речь, если практически все крупнейшие французские издания сосредоточены в руках нескольких олигархов.  Газета Figafo принадлежит группе компаний Dassault, миллиардеры держат Фигаро в своих руках. А другое уважаемое издание Le Monde принадлежит уже несколько лет французскому миллиардеру Ксавье Ньелю. Не суди и не судим будешь, но все-таки надо отметить, что в 90-е годы он смог подняться на гребне секс-сервисов, он основал  «Розовый Минитель», это секс-телефонная служба, на этом он разбогател и решил заняться скупкой прессы. (Ксавье Ньель владел сетью секс-шопов и пип-шоу и был даже обвинён в сутенерстве. – прим. ред.) Le Monde он разделил вместе с Пьером Берже, который был спутником, а теперь вдовцом Ив Сен Лорана. Он купил газеты «Утренняя Ницца», «Утреннее Монако», марсельскую газету, новый литературный журнал. И он задает тон всем французским СМИ. О какой свободе слова может идти речь?

— Ваша цитата из интервью 4-летней давности: русофобия стала «общим местом» на Западе, считается даже «неприличным» не быть русофобом. Как сейчас с этим обстоит дело во Франции? И какие настроения в вашем ближайшем окружении?

— В моем ближайшем окружении главным образом друзья России. Они любят Россию, они приезжают в Россию, они знают Россию. Они понимают, что без России в агонизирующей Европе будет все сложней.  А если я встречаюсь с кем-то на стороне, мне достаточно поговорить с человеком 20-30 минут, хотя я достаточно далека от политики, но меня моментально понимают – ну, значит, в СМИ нам преподносят другую информацию. Ну, о СМИ мы с вами уже говорили. А французы по сути очень похожи на нас, на русскоговорящих людей. Они ищут правду, они правдолюбцы, они хотят понять, где правда. Почему сейчас пользуются огромной популярностью романы Юлиана Семенова? Потому что Юлиан Семеныч как историк давал очень правильную, очень верную версию событий. И французы его поэтому читают. Один критик сказал, что если вы хотите понять современную Россию и даже президента Путина – читайте романы Юлиана Семенова и вам сразу все станет ясно.

Разворот Макрона к России

-А относительно политиков, как они относятся к России сейчас…  Несколько лет назад я была просто ранена глубоко, когда президент Макрон игнорировал на книжной выставке стенд с русскими книгами.  А сейчас я возрадовалась — потому что господин Макрон вместе с супругой посетил открытие выставки в Центре Fondation Louis Vuitton коллекции братьев Морозовых. Где, кстати, представлены и картины моего великого прадеда Петра Петровича Кончаловского.

(Ольга Юлиановна Семенова — наследница известного рода Кончаловских-Суриковых. Её прапрадед — художник Василий Суриков. Прадед — художник Пётр Кончаловский. Бабушка — Наталья Кончаловская. Мать — Екатерина Кончаловская, дочь Натальи Кончаловской от первого брака, приёмная дочь Сергея Михалкова, сводная сестра Никиты Михалкова и Андрона Кончаловского — прим.ред.)

На открытии была министр культуры Ольга Любимова, СМИ это все осветили, было все замечательно. Я хочу верить в искренность французского президента. И не хочу это ни коим образом связывать с тем, что в какой-то момент он понял, что Америка не абсолютно верный друг Франции. И что господин Макрон развернулся на 180 градусов в сторону России,  когда Австралия решила разорвать контракт с Францией о поставке подводных лодок. Но политика есть политика…  Ну а вдруг он действительно возлюбит и нашу культуру, и наше искусство? И кроме того, французский журналист и писатель Эрик Земмур (не знаю, будет ли он кандидатом в президенты или нет), которого многие обвиняют в слишком правых настроениях, прямым текстом сказал, что Франции необходимо повернуться лицом к России и закончить с антироссийскими санкциями. Это очень хороший сигнал, я не знаю, будет ли Земмур президентом или кандидатом, но это радует.  То есть здравый смысл побеждает в Европе. Надо в это верить.

Есть некоторые кварталы, в которые полиция уже боится заходить.

— Вы автор книги «Повседневная жизнь современного Парижа».  На обложке – фотография Нотр Дамм де Пари – еще до пожара. Если бы вы писали книгу сегодня – 10 лет спустя? Это была бы другая книга? Как изменилась жизнь в Париже?

— Я собиралась переиздавать эту книгу в издательстве «Молодая гвардия». Если это состоится, книга будет уже совершенно другой. Потому что Париж уже стал совершенно другой после трагедии ноября 2015 года, когда невинных людей расстреляли в концертном зале «Батаклан». Там была молодежь, и там были друзья моего сына, которые шли из школы Святого Креста и не вернулись домой. Тогда расстреливали людей на улице…  То есть градус агрессии сейчас совершенно другой в Париже. Градус неприятия французской культуры, французского языка в некоторых кварталах. Вообще меня папа воспитал совершенным интернационалистом, но, к сожалению, новая волна беженцев и мигрантов не хотят ассимилироваться.

Это уже не те добродушные труженики, которые приезжали во Францию в 50-е годы, чтобы заработать лишний франк для семьи.

К сожалению, и да простят меня левые мои друзья, но все-таки 80% осужденных во французских тюрьмах за грабеж, за торговлю наркотиками – это дети приезжих. Приезжие трудились, а их дети трудиться не хотят. Они предпочитают грабить, воровать, срывать украшения с пожилых женщин на улицах… При этом женщины падают, ломают себе ноги, умирают. Есть некоторые кварталы, в которые полиция уже боится заходить. Проблема во Франции стоит очень остро, и я думаю, что во многих европейских странах тоже.

 Пандемия: забота о здоровье граждан не может оправдать лишения человека права и свободы выбора

 — Какие настроения сейчас преобладают во Франции в связи с пандемией?

— Французы также, как и мы, народ свободолюбивый, и поэтому каждую субботу уже который месяц, во французской столице и во всех городах Франции выходят манифестанты и говорят, что им не нужен санитарный паспорт, так называемый куар-код. Они переживают за экономический спад, который был вызван пандемией, они хотят больше свобод, они не хотят приходить в кафе и рестораны с этим кодом и санитарным паспортом, они хотят, чтобы прививки остались свободным выбором для всех граждан Франции. Я очень хорошо понимаю этих людей и понимаю, что ни коим образом забота о здоровье граждан не может оправдать лишения человека права и свободы выбора. Хотя ковид болезнь противная, сама я болела и могу подтвердить, что он есть и очень мерзкий.

Интервью состоялось в рамках проекта «Культурная линия»

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт