Кинокритик Ирина Павлова о 9 мая:  темнеет в глазах от несправедливости и обиды.

Ирина Павлова

“Официальный инстаграм Белого дома сообщил миру, что «нацизм победили США и Британия, движимые духом свободы». То есть, СССР вообще был ни при чем. А фейсбук моментально начал еще и блокировать за публикацию фото Евгения Халдея «Знамя Победы над Рейхстагом». И я мучительно хочу это «развидеть». Просто забыть. Потому что из-за этого темнеет в глазах от несправедливости и обиды…

– Эту реплику известный кинокритик, руководитель российских программ Московского Международного кинофестиваля  Ирина Павлова опубликовала на своей странице в социальной сети Facebook. –

Мне самой это смешно и странно: нашла из-за чего себе сердце рвать! Но ничего не могу с собой поделать: рву и рву. Мне сегодня мучительно больно читать про Вторую Мировую. Правда-правда.

Особенно, накануне Дня Победы, когда начинается форменный шабаш в СМИ – не только в западных (давно уже вычеркнувших СССР из списков освободителей мира от фашизма), но и в некоторых наших. А ведь 75 лет тому назад никто в мире не сомневался в том, кто внёс наибольший вклад в победу над фашизмом. Ни одна страна мира не приписывала эту победу себе. До тех пор, пока мы сами не стали ее раздаривать – нашу Победу – каждому, кто готов ее взять. И желающие быстро обнаружились.

Пытаюсь понять, когда же это началось? Наверное, когда перестроечные газеты, журналы, радио, ТВ вдруг единым хором заговорили, что не было никакой Великой Отечественной, а была лишь схватка Гитлера со Сталиным? Но я что-то не слышала, чтоб Сталин бежал в штыковую атаку, или ложился под танки, или шел в самолете на таран. Чтоб пылал вместе с сожженными деревнями, чтоб умер от голода в Блокаду. Или чтобы сталинский режим – каким бы людоедским он ни был – создавал бы донорский детский концлагерь «Красный Берег», где из живых младенцев выкачивали кровь (детали опущу – они слишком ужасны)…

А еще в ту пору всё чаще стало звучать, что не было никакой Великой Отечественной, а был лишь фрагмент Второй Мировой, которую вело всё человечество. Фрагмент, значит. Ладно. И задумалась я тут: а какое, собственно, человечество и сколько времени ее вело?

То, которое стойко держалось против Гитлера несколько часов? Или то, которое мужественно боролось несколько суток? Или месяц? А потом это человечество превратилось в «оккупированные территории», став «дополнительным ресурсом» того же Гитлера?

На кого продолжали работать заводы, фабрики и шахты, да просто люди всего прогрессивного человечества – с 39-го-40-го годов до самого конца войны? Они же ведь работали, и граждане зарплату получали, в дойчмарках, между прочим…

Из существовавших к июню 1941 года двух с половиной десятков европейских стран десять – Болгария, Испания, Италия, Финляндия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия и Хорватия – совместно с Германией и Австрией вступили в войну против СССР.

Остальные держались, как могли.

Монако – 1 день, Люксембург – 1 день, Нидерланды – 6 дней, Бельгия – 8 дней, Югославия – 12 дней, Греция – 24 дня, Польша – 36 дней, Франция – 43 дня…

И даже те, которые в оккупированные территории не превратились – союзники наши – они когда подняли под ружье всех своих мужчин и женщин? В 39-м, или в 40-м, когда по очереди сдали Гитлеру Скандинавию, Польшу, Францию, Балканы и далее по списку? Никогда, одним словом.

Да, британские (а потом и американские) летчики летали, их корабли бороздили и стреляли, да. Но, постреляв, те, кому повезло остаться в живых, уходили домой, восвояси, потому что в океанах уже не на шутку впряглась Япония, и турнула оттуда наших союзников.

И лишь когда советские солдатики – не шибко образованные, не очень экипированные, не всегда достаточно вооруженные – заваливая землю телами и железом, начали гнать немцев от Курска летом 43-го, – союзники впервые что-то выиграли: они захватили Сицилию.

После чего съехались в Тегеран – поговорить об открытии 2-го фронта.

Напоминаю: основная часть прогрессивного человечества в эту пору продолжала мирно трудиться на благо Гитлера.

В общем, я тут это всё пишу не для того, чтобы читать лекции по истории: кто хочет – сам прочтет, а тому, кто не хочет, всё равно ничего не доказать.

Просто, во времена моей молодости антисоветчиками были все. Вот абсолютно все.  Зайдите на любую кухню, сядьте невидимкой, послушайте, что говорилось. Все-все-все, как один, были антисоветчики. Мы только об этом и говорили, что вот сейчас если уничтожить Госкино, уничтожить партию, уничтожить все это, – то жизнь сразу станет прекрасна и удивительна, и что немедленно наше кино расцветет великим искусством, и что прекрасный наш народ «не милорда глупого, а Пушкина и Гоголя с базара понесет».

Мы верили в эти иллюзии, нам казалось, что если сейчас мы сбросим с себя вот этот гнет советской идеологии и, как мы говорили, «сталинизма ползучего», сбросим с себя это – и нам весь мир распахнет объятия.

Почему в 90-е мы, наша страна и наш народ, так спокойно сдавали все позиции Советского Союза?! Мощные позиции в мире. Мы их сдавали с легкостью и с удовольствием, нам казалось, что мы открываем объятия человечеству. Но человечество не торопилось открыть объятия нам.

Берлинская стена? Сносите! Да еще и собственность всю нашу забирайте. И ничего, что мы разрушим жизни тысяч наших военнослужащих, да и собственно нашу армию – мы же с вами, за всё хорошее, зачем нам армия?

У нас было 20 лет раскрытых объятий, мы отдавали все, что просили, и то, чего не просили, тоже отдавали. Хотите рынок? Такой рынок, всем рынкам рынок, прямо базар, а не рынок. Хотите класс собственников? Сейчас получите класс собственников. Хотите деидеологизацию? Сейчас мы разрушим всё образование. Всё – получите.

Миленькие, а теперь вы нас полюбите!

Не хотели, все равно не хотели.

И с этим ничего не поделать, мы очень большие, мы очень странные, мы не такие, как они. Мы развивались по-другому, мы мешаем. Мы мешаем самим фактом своего существования. Мир как считал нас врагом и помехой, так и продолжил считать. И когда включаешь мозги, уже сегодняшние взрослые мозги, начинаешь думать: Боже ж мой, да ведь при царе-батюшке не было никаких коммунистов и никакой советской власти, но нас и тогда все равно хотели уничтожить.

Хотели, хотели! Вся история с гибелью посла в Тегеране Грибоедова – она же не тупыми исламскими фанатиками была сделана, она была сделана английскими представителями в Персии (руками тупых фанатиков). Да только ли она?

Опять же, нам в 90-е казалось, что вот сейчас трудолюбивое человечество всё обнимется с нами и наступит мир добра и справедливости. Ничего подобного: никого наша справедливость не интересовала. Всех интересовало всегда одно и то же: чтобы вместо нас была грядка с морковкой.

Для всех доминирующих идеологий и стран на нашем месте предпочтительнее всего была бы грядка с морковкой. Это я сегодня могу утверждать с полной уверенностью, потому что никакие раскрытые нами объятия никогда не срабатывают…

Но и на грядку с морковкой я не согласна, уж извините.

И я всё время думаю о том, что уже в самом начале 90-х, когда я еще тоже была в числе пламенных борцов «за всё хорошее против всего плохого», меня вот только отношение к Победе неприятно торкало. Уже тогда и именно в этом пункте я начинала упираться: ни за что и никому не хотела отдавать нашу Победу… Ну, вот как-то не могла я ее предать, назвать её неважной, неправильной или какой-то там еще – и хоть тресни.  Это было как папу с мамой предать…

Собственно, по большому счету, мой (и, думаю, что не только мой!) когнитивный диссонанс именно тогда и именно с этого начался. Это и было главной ошибкой «сил света и добра» – по крайней мере, в отношении меня лично.

Просто, сегодня часть  сограждан  снова заныла  про «день памяти и скорби» 9 мая, про то, что сидеть по домам и плакать  – это правильно.

Прежде говорила и сейчас повторю: день памяти, тишины и скорби пусть отмечают Германия и Венгрия, Япония и Италия, Болгария и Румыния, Хорватия и Австрия.

Немножко день скорби могут поотмечать полностью оккупированные или быстро капитулировавшие  – см. карту Европы и смело можете тыкать пальцем в любую страну, кроме двух.

Первая – наша с вами, вторая – Великобритания, на территории которой врага не было.

Сейчас все они – воевавшие на стороне Гитлера или работавшие на него – они пускай и скорбят в тишине, а не учат нас, как нам праздновать. Им есть о чем стыдливо помолчать.

А нам стыдиться и тихариться нечего, хоть нас и вынудили тихариться сегодня..

Наши солдаты – не лучшим образом экипированные,  голодные и плохо вооруженные – победили фашизм.  И этих, которые нас сегодня учат, освободили. Не сами они освободились. Никто не смог, упакованный по самое не балуй, а наши – смогли. Хоть по одному – в каждой семье они были.

Их средний возраст был 20-25. Посмотрите на своих 20-летних – вот такие. И они не для того сражались и погибали, чтоб мы сегодня оплакивали нашу Победу!

И я понимаю, почему именно в эти дни, именно в этом пункте каждый год возникает ожесточенное противостояние: потому что это и есть последний рубеж.  Тот, у которого я, наконец, остановилась – потому что устала отступать.

Я не знаю и знать не хочу, кого обслуживают люди, пытающиеся истребить память об этой Победе. Я не знаю и знать не хочу (хотя догадываюсь) зачем они это делают. Я твердо знаю одно: они очень ошиблись.  Ошиблись во мне, и еще в миллионах таких как я, для которых этот рубеж стал последним. И дальше – как у дедов и отцов – назад ни шагу. Просто, другой ценой.

Так что советую внимательно прочесть высказывания «классиков сил света и добра», которые я тут публикую ниже.

Просто, чтобы помнили свою историю и не позволяли никому обесценивать нашу Победу!

Госсекретарь США 1933-1944гг, К. Хелл:

«…Только героическое сопротивление Советского Союза спасло союзников от позорного сепаратного мира с Германией…»;

Уинстон Черчилль, из выступлений 1943-1944 гг:

«…Ни одно правительство не устояло бы перед такими страшными жестокими ранами, которые нанёс Гитлер России. Но Советы не только выстояли и оправились от этих ран, но и нанесли германской армии удар такой мощи, какой не могла бы нанести ей ни одна другая армия в мире…

Чудовищная машина фашистской власти была сломлена превосходством Русского манёвра, русской доблести, советской военной науки и прекрасным руководством советских генералов…

Кроме советских армий, не было такой силы, которая могла бы переломить хребет гитлеровской военной машине…

Именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины…»

Госсекретарь США Е. Стеттиниус:

«…Американскому народу не следует забывать, что в 1942 году он был недалёк от катастрофы. Если бы Советский Союз не смог удержать свой фронт, для немцев создалась бы возможность захвата Великобритании. Они смогли бы также захватить Африку, и в этом случае им удалось бы создать свой плацдарм в Латинской Америке…»

Президент США Ф. Д. Рузвельт, 6 мая 1942 г, телеграмма генералу Д.Макартуру:

«…С точки зрения большой стратегии… трудно уйти от того очевидного факта, что русские армии уничтожают больше солдат и вооружения противника, чем все остальные 25 государств объединённых наций вместе взятых…»

А вот что писали  НАЦИСТСКИЕ СМИ О КРАСНОЙ АРМИИ:

«Фелькишер беобахтер» от 29 июня 1941г.:

«…Русский солдат превосходит нашего противника на Западе своим презрением к смерти. Выдержка и фатализм заставляют его держаться до тех пор, пока он не убит в окопе или не падет мертвым в рукопашной схватке…»

«Франкфуртер цайтунг», 6 июля 1941г.:

«…психологический паралич, который обычно следовал за молниеносными германскими прорывами на Западе, не наблюдается в такой степени на Востоке… в большинстве случаев противник не только не теряет способности к действию, но, в свою очередь, пытается охватить германские клещи…»

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Теперь приложение Mixnews доступно и для iPhone. Для Android приложение доступно здесь.

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт