Топ-100

Я работаю стюардессой и готова раскрыть вам секреты своей профессии

 

Всем привет! Меня зовут Юлия. Я с детства мечтала стать стюардессой, но всегда казалось, что у меня ничего не получится: и роста невысокого, и зрение плохое. Но, оказывается, нет ничего невозможного. Нужно только верить в себя и смело идти к своей цели, что я и сделала после окончания университета. Сначала я летала на самолетах российской авиакомпании, а затем вышла замуж за немца и переехала в Германию. Здесь я живу почти 4 года и 3 из них работаю бортпроводником.

Я открою читателям все секреты воздушного закулисья. А в бонусе к статье расскажу, как выбрать лучшее место в самолете и кто может следить за вашими перемещениями в небе.

Часовые пояса в моей жизни сменяются быстрее, чем сохнут колготки

Представьте: 10-часовой рейс на запад — Америка, Доминикана, Канада. По немецкому времени уже почти полночь, по местному — 5 вечера. Солнце шпарит, так и норовя размазать тебя по трапу, как уставшую муху. Нет, нельзя ложиться спать. Иначе проснешься ночью да еще и с песнями в животе: «Покорми-и-и, мать, утро же».

Это называется джетлаг. Мерзкое такое удовольствие, побочный эффект от заморских путешествий. Адаптация организма после смены часового пояса на 1 час длится сутки. И это только чтобы граница между сном и бодрствованием сдвинулась на час. А если вы прилетели из Ванкувера во Франкфурт, потеряв 9 часов, то на восстановление уйдет 9 дней.

На личную жизнь остается не так много времени

“Если нужен в жизни стресс – берите в жены стюардесс” – правда ли это? Как-то раз я за месяц налетала более 97 часов. По сути, я провела дома только 16 дней из 30. Но я честно старалась быть хорошей женой.

И поскольку муж не летает со мной в командировки, которые длятся меньше 3 дней, отдуваться за него и фотографировать меня для моего инстаграма нередко приходится нашим пилотам. Это происходит примерно так:

“Солнце на востоке, поэтому дуй на запад, иначе будут блики. Так, где твой желтый сигнальный жилет? Эх ты… А безопасность?!” “Ногу на 27 градусов прямо по курсу вытягивай, чтобы длиннее казалась, вы же так любите”. “Давай обними самолет, он же хороший”.

У нас есть «аэробабушки» с 3 сережками и косичками

Когда я говорю стюардессам из российских авиакомпаний, что мы можем позволить себе не только гладкие прически и классические серьги, они впадают в шок. А еще в Германии есть возможность неполной занятости. Бортпроводниками могут стать студенты, мамочки в декрете и люди, совмещающие несколько работ. Модель работы выбираешь сам — аж из 100 вариантов.

Как и в большинстве компаний, у нас есть понятие Seniority (старшинство, стаж). «Аэробабушки» имеют привилегии при выборе рейсов и длительности стыковок. Ну и зарплата с годами тоже меньше не становится. Я уже слышала истории, как старшее поколение отчитывало молодых-зеленых: а как же уважение, совесть, приоритет долголетающим?

Что бесит любого бортпроводника

После взлета мы готовимся к сервису: включаем духовки с едой на 15–20 минут, завариваем чай. Выкатываем свои тележки, которые, к слову, могут весить и 200 кг, к началу экономкласса. И идем от 10-го до 49-го ряда в хвост самолета. На заднюю кухню я обычно возвращаюсь с “хвостом” из пассажиров, которые хотят попасть в туалет.

34-й ряд. Сзади уже трое. Впереди 15 рядов. Получается так: я шаг вперед – пассажиры тоже шаг вперед. Как тень. Дыша мне в затылок. Мой взгляд полон намеков, но нет. Мы постоим, ноги разомнем, а то онемели уже. Понимаю, конечно, но…

Одна моя коллега не выдержала и громко на всю кабину сказала пассажиру – пожилому немцу: “Мужчина, если вы сейчас же не сделаете от моей спины шаг назад, я от вас забеременею!”

Почему экипаж не боится турбулентности

Облака для самолета – то же, что ухабы на дороге для машины. Если нет ветра, температура равномерно распределена по высотам, влажность и давление равномерны, то полет спокоен и безмятежен. А если тучи и ветер, есть разница в температуре восходящих и нисходящих потоков, в полете может потрясти. Но бояться, что летательный аппарат, попав в воздушную яму, развалится, не стоит – его проектируют как раз в расчете на турбулентность.

Болтанка неприятна для многих, но она не опасна. Тем более что пилоты стараются избежать попадания в турбулентность, а если и угодили туда, то стремятся выскочить как можно быстрее. Что на самом деле страшно, так это гроза, обледенение, шквал, пыльные или песчаные бури, ливневые осадки, сверхвысокие и сверхнизкие температуры. В этих случаях погода признается нелетной.

Стюардесса может сесть вам на коленки. И будет права

Возьмем стандартный среднемагистральный самолет. Над каждым рядом из 6 кресел (по 3 с каждой стороны прохода) спрятаны 8 масок. Одна из них – как раз для члена экипажа на случай разгерметизации, потому что бежать на свое откидное место, если ты стоишь с тележкой, времени не будет. Потеря сознания наступает через 9–12 секунд.

Если самолет забит, нужно срочно сесть к кому-то на колени (неважно, мужчина или женщина) и попросить, чтобы тебя крепко держали, иначе снесет с ног. Потом надо схватить свободную маску и крепко потянуть на себя, чтобы активировать генератор подачи кислорода. А 8-я кислородная маска предусмотрена для младенца до 2 лет, который проводит полет на коленях у взрослого. Именно поэтому нельзя, чтобы в ряду из 6 мест сидели одновременно 2 малыша.

Кто маску не потянет, кислорода не получит

В случае разгерметизации кабины самолета кислородные маски выбрасываются автоматически из верхних панелей. А еще эти спасательные средства есть над станциями бортпроводников и в туалетах. Чтобы активировать подачу кислорода из выпавшей маски, нужно потянуть ее на себя. Механизм простейший: натягивается канатик, который вытаскивает предохранительный штырь, подпружиненный боек ударяет в запал, и начинается химическая реакция.

Кислорода в масках хватает на 10–15 минут (в зависимости от типа самолета) – этого достаточно, чтобы снизиться на безопасную высоту. На случай, если пассажиру станет плохо и ему потребуется кислород, на борту в укромных местах спрятаны баллоны с кислородом с надписью FIRST AID. Скорость подачи – 4 литра/мин.

Почему надо радоваться платному кофе

Самой большой моей грустью и занозой в сердце становятся вопросы от пассажиров на коротких рейсах: “Как это? Разве кофе не бесплатный?” Я прекрасно знаю, что в то далекое волшебное “раньше” в полете предлагалось отведать обед из 3 блюд с мидиями и устрицами в белом вине.

Когда я летаю в качестве пассажира, то, наоборот, радуюсь, если за багаж и кофе надо доплачивать отдельно. В противном случае в ваш тариф уже включен чемодан весом 20 кг (даже если он у вас 10 кг или вы только с ручной кладью) и знаменитые “курица или рыба”. Их принесут, даже если вы не голодны или практикуете вегетарианство.

Почему в самолетах нет 13-го ряда, а экипаж не пришивает пуговицы

Суеверий у пилотов и стюардесс целое море! В российских авиакомпаниях совершенный рейс ни в коем случае нельзя называть “последним”. Это слово обычно заменяется на “крайний”. Перед полетом нельзя зашивать форменную одежду или пришивать пуговицы — это к несчастью или задержке рейса. Есть ли похожие приметы в авиации в Германии? Я долго и нещадно допытывала коллег-немцев и вот что узнала:

если среди пассажиров мало немцев, то останется много газированной воды; если летим в США, не хватит колы; если рядом с местами для отдыха экипажа сидят дети, поспать не получится; “Все, нет примет больше. Юля, что за бред?”

Но зато я заметила, что европейские пилоты при входе в самолет могут нежно погладить его или постучать по корпусу 3 раза. А еще за 12-м рядом может идти не 13-й, а сразу 14-й. Более того, авиабилеты на 13-е число могут стоить на 20–30 % дешевле, чем на “соседние” даты.

Расшифровываю непонятные звуки самолета

Далеко не каждый непонятный звук и вибрация означают нештатную ситуацию. Свидетельство пилота нельзя просто купить: летчики отлично обучены и готовы к любой, даже аварийной ситуации. Рассказываю, на какие вещи пассажирам не нужно обращать внимания:

При запуске двигателей освещение и кондиционеры резко выключились, а потом загорелись вновь: это источники питания переключились с внешнего генератора на генератор на борту. При рулении вы чувствуете вибрацию и скрип колес: это выпускаются закрылки-предкрылки, проверяются гидросистема и тормоза. После взлета под полом что-то стучит и скрипит: это убираются шасси. Во время болтанки крыло “машет”: все в порядке – оно гибкое и проектируется с расчетом на турбулентность. В иллюминаторе что-то мигает: это работают проблесковые маячки, установленные на крыле. Часто их свет отражается от облаков, создавая иллюзию молнии.

У стюардесс есть свой секретный язык

Хотите понимать наш секретный язык?

PAX (от рassenger) – пассажир. Интернациональное сокращение. Ничего обидного я тут не вижу, можно даже “паксик” ласково сказать. Разворотка – рейс туда-обратно, когда показал свой нос солнцу, стоя на трапе, и сразу летишь обратно домой. Лэйовер (layover) – наши командировки, когда мы остаемся в пункте назначения на день-другой. Выходными лэйоверы не считаются. Dead-head crew (“экипаж мертвая голова”) – это бортпроводники и пилоты, которые летят как пассажиры, но не работают. Такое случается, когда нужно перевести экипаж с одной базы на другую. Джампсит, или просто джамп, – откидывающееся кресло стюардесс, на котором мы сидим во время взлета, посадки и турбулентности. Умка (сокращение от unaccompanied minor) – ребенок 5–12 лет, летящий без сопровождения взрослого. У авиакомпаний есть недешевые услуги по сопровождению детей, и вся ответственность за UM ложится на персонал аэропорта и экипаж. В России обезьянничают, а в Германии танцуют или показывают “водный балет” – все это варианты названий демонстрации аварийно-спасательного оборудования.

Пара слов о правилах безопасности на борту

Если вы сидите рядом с аварийным люком только потому, что там больше места, и не готовы начать эвакуацию в случае чрезвычайной ситуации, то, умоляю, скажите об этом и пересядьте. Если вы видите, что при эвакуации поток пассажиров замедлился, кто-то боится прыгать по трапу или достает свои вещи с полок, просто толкайте, тащите за одежду. Сломанные руки и ноги срастутся, а вы спасете не одну жизнь.

Не игнорируйте демонстрацию аварийно-спасательного оборудования, даже если вы часто летаете и не раз видели “балет”, который показывают стюардессы. Вытащите наушники на время взлета и посадки, откройте шторку иллюминатора, приведите спинку кресла в вертикальное положение. Это правила безопасности, а не прихоти экипажа.

Опаснее ли летать лоукостами?

Схема работы бюджетных авиалиний такая: пассажиры платят за перелет, а все остальное – багаж, еда – идет за дополнительную плату. Аэропорты выбираются с более дешевым обслуживанием, а график полетов очень плотный. В авиапарке обычно новые самолеты одной модели, чтобы избежать затрат на ремонт (3–5 лет они работают по гарантии, после чего их часто продают другим компаниям).

Однако квалификационные требования к персоналу и правила безопасности для всех едины: я знаю пилотов в моей авиакомпании, которые раньше работали на “дешевых рейсах”. Лоукостами летать безопасно, и статистика это подтверждает. Просто в них менее комфортно.

Какие продукты нежелательно есть перед рейсом

Есть целая наука – авиационная физиология. Для нас особенно важны 2 фактора воздействия полета на организм: повышенная сухость воздуха и пониженное давление в салоне. Чтобы бороться с обезвоживанием, совет один: пить чистую воду без газа. А из-за низкого давления снаружи естественные газы в желудке увеличиваются в объеме, вызывая высотный метеоризм.

Чтобы не выйти из самолета с чувством дискомфорта в желудке, за несколько часов до рейса откажитесь от жирных, копченых продуктов, бобовых и фастфуда. Нежелательно есть яблоки, груши, виноград, черешню и капусту.

Схема “выпить и забыться” не работает

Алкоголь даже в небольших дозах уменьшает частоту дыхания и усиливает гипоксию – кислородное голодание. Это ведет к снижению объема крови и ее загущению. Отсюда и дискомфорт после полета: шум в голове, ноги ватные да и с желудком что-то неладное. Из-за особого микроклимата в салоне самолета организм активно теряет влагу, нарушается водный баланс. Поэтому нужно пить много воды, а не спиртного.

На высоте всасывание алкоголя усиливается. И человек пьянеет в разы быстрее и сильнее, чем на земле. Частым последствием становится потеря самоконтроля и дебоширство.

Что делать, если приходится лететь с простудой

Полеты с заложенным носом могут вызвать серьезные последствия для барабанных перепонок: микротрещины, временную глухоту и даже потерю слуха. Но что делать, если лететь надо, а вы простудились?

Ни в коем случае не “продувайте” уши через нос. Именно так и могут лопнуть барабанные перепонки. Классный метод – зевать. Проверено ночными рейсами. Пейте мелкими частыми глотками. Я про воду, разумеется. Возьмите с собой леденцы и жвачки. Они вызывают слюноотделение, и вы автоматически начинаете глотать. Обязательно используйте сосудосуживающие капли (за 15 минут до взлета и посадки).

Инсайдерский секрет: “чебурашка”. Берете 2 одноразовых стаканчика, на дно помещаете сложенные салфетки, капаете на них пару капель кипятка и закрываете уши. Держите во время взлета и посадки. Это хороший метод при сильной заложенности носа и болях в ушах. Если вы попросите “чебурашку” у бортпроводников, они вам не откажут и решат, что вы свой.

Я не считаю стюардесс обслугой

Можно долго говорить, что в наши обязанности входит и работа спасателя, и психолога, и медсестры, и переводчика, и только потом официанта. Маленькое наблюдение: пассажиры бизнес-класса всегда крайне вежливы и уважительны по отношению к экипажу. Даже не припомню случая, чтобы кто-то откровенно выпячивал факт, что он летит в “бизнесе” и заплатил в несколько раз больше остальных.

А в “экономе” было и хамство, и неуважение. В основном жару давали те, кто год копил на эту путевку на море, и им было невтерпеж показать, кто тут настоящий хозяин.

Есть моменты, когда я чувствую себя суперженщиной

Когда в ночной тиши раздается “та-дам” и загорается голубая лампочка вызова у пассажира, я беру с собой сразу 2 стакана воды. Я знаю, что нажавший заветную кнопочку хочет именно воды. И на 100 % уверена, что по пути на заднюю кухню меня остановит еще один обезвоженный с той же просьбой.

За 20 минут до посадки загорается табло “Пристегните ремни”, иду готовить кабину. Пассажир сладко спит и в ус не дует. Тихонечко убираю ему столик, опускаю подлокотник, аккуратно привожу спинку кресла в вертикальное положение. Пассажир даже не просыпается. Забота включена в стоимость перелета.

Всю ночь летим на восток, навстречу солнцу, у которого в планах разбудить всех яркими лучами часа так в 3 ночи. Беру из тележки с Duty Free блок сигарет и, тихонько дотягиваясь им до иллюминаторов через 2–3 крепко спящих, закрываю все шторки. Фух, никто не проснулся. Дарю таким образом пару лишних часов сна пассажирам и спокойствия экипажу.

Бонус: лучшее место в самолете и приложение для отслеживания

В интернете нашла совет: лучше всего сидеть у прохода. Но-но-но, ребята! Стюардесса протестует. Лучшее место, на мой взгляд, – последний ряд на аварийных выходах (если их 2): места для ног много, а спинка кресла откидывается. Для боящихся летать мы советуем выбирать места в первой половине самолета: в хвосте трясет значительно сильнее, а вид на раскачивающееся от ветра крыло вас вряд ли успокоит.

И чтобы совсем расстаться с аэрофобией, скачайте приложение Flightradar24. Открываете его, а там онлайн-карта просто кишащего самолетами неба. Все летят, никто не падает. Если нажать на любое из воздушных судов, можно узнать его модель, авиакомпанию, маршрут, скорость и высоту полета. За мной так следит муж, вы представляете? Прилетаем во Франкфурт, я ему посылаю СМС: “Сели!” А он такой: “Я видел. Почему на второй круг зашли? Выезжаю”.

источник