10 удивительных фобий «бесстрашных» исторических лидеров

Страх — это основная человеческая эмоция, которую мы все испытываем, и великие лидеры прошлого не были исключением. Эти исторические личности испытывали в своей жизни странные и специфические страхи, которые часто противоречат тому бесстрашию, с которым их изображают в учебниках истории.

10 Франклин Д. Рузвельт
Огонь

Хотя он говорил, что «единственное, чего мы должны бояться, это сам страх», Франклин Д. Рузвельт испытывал сильный личный страх перед огнем. Вероятно, его страх возник в детстве, когда он пережил несколько пугающих событий. Будучи маленьким ребенком, он стал свидетелем того, как его молодая, кричащая тетя Лора бежала по лестнице в платье, которое загорелось от пролитой спиртовой лампы.

В 1899 году он помог разобрать часть пола в гостиной, чтобы потушить пожар в подвале, и участвовал в бригаде с ведрами для тушения пожара в конюшне близлежащей Гротонской школы. Позднее, рассказывая об этом инциденте своим родителям, он описал «ужасную сцену […] бедные лошади лежали под обломками, их шкура полностью сгорела и страшно обуглилась, [потому что] не было задней двери».

Его фобия усилилась после того, как в 1920-х годах он потерял возможность пользоваться ногами; он боялся оказаться обездвиженным в горящем здании, не имея возможности спастись. Во время его президентства страх перед огнем даже превзошел страх перед убийством. Он отказывался запирать на ночь дверь в президентскую спальню на случай пожара, заставляя Секретную службу регулярно патрулировать коридор каждую ночь.

Говорят, что его жена поручила архитектору разработать специальный пожарный выход, которым он мог бы воспользоваться. Неизвестно, был ли он когда-либо построен, но планы хранятся в архиве Секретной службы в Библиотеке Рузвельта. Несмотря на свой страх, Рузвельт настоял на том, чтобы его семейная рождественская елка была украшена свечами, а не электрическими лампочками.

9 Чингисхан
Собаки

Согласно легенде и некоторым отрывкам биографической «Тайной истории монголов», Чингисхан боялся только трех вещей: своей матери, жены и собак. Когда Чингисхан был еще восьмилетним мальчиком по имени Темуджин, его отец Есугей встретил в степи человека по имени Дей-Цэцэн. У Дей-Цэцэна была дочь Бортэ, которая была на год старше будущего хана. Два отца договорились о браке между своими детьми. Есугей оставил сына с будущими родственниками, чтобы они отработали стоимость будущего приданого, предупредив их, что «мой сын боится собак. Родственник, не дай моему сыну испугаться собак!».

Некоторые критикуют Чингисхана за его трусость по отношению к собакам, но страх, вероятно, был мудрой предосторожностью. Монгольские собаки были выведены большими и злобными, они были известны тем, что нападали и разрывали на части неосторожных путников. Монголы называли их «большими и костлявыми зверями, длинношерстными и лохматыми, громкоголосыми и злобными, их следует бояться и избегать» и добавляли, что «они набросятся на вас, даже если вы на лошади или верблюде, а если вы идете пешком, с ними иногда бывает слишком трудно справиться».

8 Ким Чен Ир

Страх полетов

Бывший северокорейский диктатор Ким Чен Ир был известен своей болезненной боязнью летать, почти всегда предпочитая путешествовать на бронированном поезде — даже во время длительных визитов в Советский Союз и Восточную Европу. Его отец, Ким Ир Сен, одно время регулярно летал во время поездок в Советский Союз, но из-за ряда инцидентов и отец, и сын стали относиться к авиаперелетам с большим недоверием.

По словам Ингольфа Кьезова, бывшего посла Швеции в Северной Корее, у Ким Чен Ира был шрам от лба до макушки головы, заметный при личной встрече. Предположительно, он образовался в результате крушения вертолета в 1976 году, что привело к серьезным физическим травмам, психологическим травмам и воспоминаниям в более позднем возрасте.

В 1982 году Северная Корея приобрела у Советского Союза пять пассажирских самолетов Ил-62 для использования в качестве эксклюзивного самолета Ким Ир Сена. Наблюдая за испытательным полетом, Ким Ир Сен увидел, как самолет внезапно взорвался в воздухе и убил 17 человек, включая его личного пилота. Говорят, что после этого ни один из Кимов не согласился бы лететь в самолете с северокорейским пилотом, в основном придерживаясь рельсов, хотя Ким Ир Сен был готов лететь с российским пилотом, чтобы посетить Горбачева в 1986 году.

Новый лидер, Ким Чен Ын, похоже, не разделяет опасений своего отца и деда, часто фотографируясь на борту самолетов и даже появляясь в кабине пилота.

7 Генрих VIII

Болезни

Один из самых печально известных Тюдоров, король Генрих VIII испытывал сильный страх перед болезнями, в частности перед чумой и загадочной потливой болезнью, поразившей Англию во время его правления. У Тюдоров существовала традиция «прогрессов», во время которых король и его свита совершали турне по сельской местности, посещая знатные поместья и монастыри, чтобы завоевать расположение своих подданных. Эта традиция пошла на убыль в связи с появлением стационарных дворцов и дворов, но Генрих VIII по-прежнему совершал их каждое лето. В годы чумы он старался максимально изолировать себя от потенциально больных, но при этом добивался успехов, что несколько снижало их влияние на завоевание сердец и умов населения.

Во время вспышки потливой болезни в Лондоне в 1528 году Генрих VIII бежал из столицы вместе с королевой и своей любовницей Анной Болейн, ночуя каждую ночь в разных домах, пока наконец не смог поселиться в хертфордширской резиденции аббата Сент-Олбанса, вдали от очага заразы. Когда одна из служанок Анны Болейн заразилась, Генрих бежал в неизвестный дом, расположенный почти в 20 километрах от дома. Он приказал Анне вернуться в дом ее отца, хотя и послал для ухода за ней второго лучшего врача в стране.

Когда кардинал Вулси предположил, что чума может быть наказанием разгневанного Бога за желание короля аннулировать свой брак, Генрих впал в ярость. По словам французского посла, «король использовал ужасные слова, говоря, что отдал бы тысячу Вулси за одну Анну Болейн». К счастью для Вулси и его родственников, Анна выздоровела. Чума угасла в Лондоне, что позволило королевской семье вернуться, хотя нельзя сказать, что они жили долго и счастливо.

6 Юлий Цезарь
Молния

Согласно римскому историку Светонию, основатель Римской империи боялся грома и молнии. Сидя ночью во время Кантабрийской кампании, Август Цезарь едва избежал удара молнии, которая ударила неподалеку, опалив литавру и убив раба, шедшего впереди с факелом. Боязливый и суеверный Август быстро построил храм Юпитера Громовержца, чтобы умиротворить бога, но страх остался с ним на всю жизнь.

Светоний утверждает, что Цезарь всегда носил с собой кусочек тюленьей кожи в качестве амулета для защиты. Когда приближались грозные бури, он укрывался в подземном хранилище. Вероятно, там у него был запас свечей, так как, по некоторым данным, Цезарь также боялся сидеть один в темноте.

5 Ираклий I
Вода

У византийского императора Ираклия был период великих побед над персами, но неудачи и поражения от растущих мусульманских армий вызвали у него ряд нервных заболеваний, включая боязнь воды. Отступая со своей армией после сокрушительного поражения от арабов в Сирии, он задержал важнейшее тактическое отступление из Малой Азии через Босфор. После нескольких недель отсиживания в своем дворце в Хиерее, его, наконец, уговорили переправиться по мосту из лодок, выложенных ветвями деревьев.

Говорят, что из-за его страха в Константинополе было засыпано землей несколько цистерн, и современные турецкие археологи обнаружили такие цистерны, заполненные мусором. Некоторые из них, однако, были очищены менее боязливым императором Василием I. Страх императора связывают с гороскопом, составленным влиятельным астрологом Стефаном Александрийским, который предсказал Ираклию смерть от утопления.

4 Петр Великий
Насекомые и высокие потолки

Русский царь Петр Первый, как говорят, питал особую неприязнь к тараканам — он убегал из квартиры или здания, если встречал хоть одного из них. Во время поездок по стране он следил за тем, чтобы дома, в которые он собирался войти, прочесывались его слугами, чтобы убедиться, что там нет тараканов.

Однажды, во время посещения деревянного загородного дома одного из офицеров, царь как раз садился ужинать, когда спросил хозяина, есть ли в доме тараканы. «Не много», — ответил офицер. «А чтобы от них избавиться, я прикрепил к стене живого». Согласно анекдоту, царь повернулся и увидел корчащееся насекомое, приколотое к стене рядом с его головой. Он встал, ударил офицера по лицу и ушел со всеми своими сопровождающими.

Про Петра Великого также говорили, что он испытывал легкую боязнь открытых пространств, не любил широкие комнаты и высокие потолки. За границей он избегал больших дворцов. Останавливаясь в комнате с высоким потолком, он просил повесить полотно пониже, создавая более тесную и уютную обстановку.

3 Муаммар Каддафи
Высота и дальние перелеты

Бывший ливийский диктатор Муаммар Каддафи, по общему мнению, был человеком, на которого было трудно работать, что усугублялось эксцентричной фобией высоты и длительных полетов над открытой водой.

Согласно тайнику секретных дипломатических телеграмм, опубликованных Wikileaks, диктатор не мог летать над открытой водой, что вызывало головную боль у его сотрудников. Чтобы успокоить его нервы, они организовывали альтернативные маршруты и частые пересадки: во время поездки в США он останавливался в Португалии, а возвращаясь в Ливию из поездки в Венесуэлу, планировал остановку в Ньюфаундленде.

Говорят, что это даже повлияло на его выбор жилья. Посол США в Ливии Джин А. Кретц утверждал, что лидер не мог подняться более чем на 35 ступенек и вынужден был оставаться на первом этаже любого арендованного для него здания. Его нелюбовь к верхним этажам гостиниц заставила его предпочесть особняк в Нью-Джерси, странно прозванный «Громовой скалой», или просто разбить свою бедуинскую палатку, что демонстрировало его традиционалистскую репутацию.

2 Уинстон Черчилль
Публичное выступление

Хотя сейчас Уинстон Черчилль известен как один из величайших ораторов 20-го века, бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль когда-то боролся с заиканием, что делало его первые попытки публичных выступлений нервными. Будучи новоизбранным представителем в возрасте 29 лет, он встал, чтобы произнести речь в Палате общин, и застыл в ужасе на три минуты, после чего вернулся на свое место и закрыл лицо руками. Он решил никогда больше не испытывать такого унижения.

Он компенсировал свое заикание тем, что готовился к публичным выступлениям за несколько недель до их начала, что дало ему дополнительную выгоду: он стал более осведомленным и хорошо разбирающимся в ключевых вопросах, чем другие политики. Он даже практиковал бессмысленные фразы во время ходьбы, чтобы помочь преодолеть дефект речи, например, «Испанские корабли я не вижу, так как их нет в поле зрения».

Некоторые утверждают, что это было вовсе не заикание, а скорее приторность, которую Черчилль с трудом преодолевал. Тем не менее, благодаря огромному упорству он смог преодолеть свои прежние страхи и стать одним из величайших ораторов всех времен, заявив позже: «Мой дефект — не помеха».

1 Адольф Гитлер
Дантисты

У Гитлера была фобия посещения стоматолога. В 2009 году Меневсе Депрем-Хеннен выпустила книгу под названием «Дантист дьявола», в которой подробно описала карьеру бригадефюрера доктора Хуго Блашке, заместителя главного зубного хирурга СС, который почти 20 лет работал дантистом Гитлера.

Гитлер якобы страдал от целого ряда проблем со здоровьем полости рта из-за своего страха перед дантистом, а также из-за пристрастия к сладкому. Блашке отметил, что Гитлер часто жаловался на боль, у него был «ужасный запах изо рта, пожелтение зубов, абсцессы и болезни десен». Однажды он настоял на том, чтобы простая операция по удалению корневого канала была растянута на восемь дней, утверждая, что не может справиться с болью. Некоторые предполагают, что плохое состояние полости рта Гитлера могло способствовать его психологическому беспокойству и общему ухудшению здоровья к концу войны.

Известно, что Гитлер боялся лечить зубы, однажды он пожаловался Бенито Муссолини на непростую встречу с испанским диктатором генералом Франко: «Я лучше вырву два или три зуба, чем пройду через это снова!». Другим видным нацистом, боявшимся стоматолога, был глава Люфтваффе Герман Геринг, которому пришлось сделать зубные протезы, и, по словам Блашке, он «плакал еще до того, как сел в кресло».

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •