20 ностальгических фактов о фильме “Мимино”

Летчик «малой авиации» по прозвищу Мимино мечтает о штурвале настоящего большого лайнера. Только получив этот самый штурвал, он почему-то совсем не счастлив. Поездка из родного Телави в Москву приносит Мимино не только печаль: он обретает друга, мстит старому врагу, мечтает о Ларисе Ивановне и понимает, что родная земля ему дороже заветной мечты. Легендарный фильм Георгия Данелия с Вахтангом Кикабидзе и Фрунзиком Мкртчаном в главных ролях.

Над сценарием режиссёр Георгий Данелия работал вместе со сценаристами Ревазом Габриадзе и Викторией Токаревой. Фильм должен был называться «Ничего особенного», а главными героями стать вертолётчик в исполнении Вахтанга Кикабидзе и врач-эндокринолог в исполнении Евгения Леонова. В ходе работы появился альтернативный герой — шофёр-армянин, на роль которого решили взять Фрунзика Мкртчяна.

С кем Валико поселится в гостиничном номере — со врачом или шофёром — сценаристы решили с помощью подбрасывания монетки… Выпал шофёр, и тогда для Евгения Леонова написали роль фронтовика Волохова. Он был любимым актёром Данелии, и режиссер просто не мог не снять его в своём фильме.

Когда Георгий Данелия сказал в Госкино, что хочет поменять название фильма на «Мимино», что по-грузински означает «сокол», ему ответили, что слово дурацкое и менять на него не дадут. На защиту нового названия встал председатель Госкино — он думал о том, что фильм можно будет показать на Московском международном кинофестивале, и «Мимино» звучит более интригующе, чем невыразительное «Ничего особенного».

Массу смешных реплик, ставших поистине народными («Такие вопросы задаете, что неудобно отвечать даже», «О чем эти «Жигули» думают?», «Я так хохотался!», «Ты и она не две пары в сапоге», «Я вам один умный вещь скажу, но только вы не обижайтесь» и другие), Фрунзик Мкртчян придумал сам. Сцена допроса свидетеля Хачикяна в суде — абсолютная импровизация актера.

Эпизод с молодым адвокатом режиссёр взял из биографии своей старшей дочери. Когда она закончила юридический институт и начала адвокатскую практику, то выглядела очень молодо, и никто её всерьез не воспринимал. Первым её подзащитным стал внушительный рецидивист из Бутырской тюрьмы. Когда адвоката впервые оставили один на один с подзащитным — девушка от волнения забыла всё, чему учили в институте, и выглядела так испуганно, что рецидивист сам начал ей подсказывать, что она должна у него спрашивать… Режиссёр дал героине Марины Дюжевой имя своей дочери — Светлана Георгиевна.

В фильме «Мимино» московские эпизоды снимали в тридцатиградусный мороз: Кикабидзе был в плаще, а Мкртчян — в курточке. Но Георгий Данелия заботился об актерах как мог, поскольку снимали неподалеку, водил Бубу и Фрунзика к себе домой согреться и пообедать. Как раз там, за чаепитием, и придумывались новые сцены. В частности, Мкртчяну ни в какую не нравился эпизод с потерей КрАЗа, поэтому он сам предложил ввести третьего участника. На удачу троица повстречала молодого режиссера Виктора Крючкова, которого и попросили «стать третьим». Так и получился герой «прохожего в арке» — очень яркий, нужный и незаменимый персонаж.

Зажигательную танцевальную сцену Рубика и Валико снимали ночью в ресторане гостиницы «Россия». Съёмочная бригада приехала заранее и обнаружила там припозднившуюся компанию армян, которая узнала Фрунзика Мкртчяна и начала угощать земляка и всю киногруппу… Расходиться компания не собиралась, так что снимали всех, кто был. Танцевать выходили после некоторого количества бокалов, что осложняло работу. Когда дама бросала платок, а Мкртчян должен был в шпагате поднять его зубами с пола — падали по очереди то актёр, то его партнёрша с платком… Георгий Данелия шёпотом попросил Кикабидзе на очередном дубле выхватить злополучный платок, чтобы закончить эту сцену.

Лезгинку с Рубиком и Валико танцевала актриса Татьяна Распутина, и мало кто из зрителей узнал в этой даме колоритную исполнительницу «энергичного танца» из предыдущего фильма Георгия Данелии «Афоня».

Местные жители съёмочной группе не досаждали до тех пор, пока по горам не пронёсся слух, что на съёмки приехал Вахтанг Кикабидзе. После этого со всех сторон стали приезжать пастухи, чтобы уважить любимого артиста. И было невозможно отказать во встрече человеку, который ради неё сутки скакал на лошади… Беда была в том, что все приезжали со своей чачей и щедро наливали дорогому Бубе, а когда актёр отказывался с жалобами на больную печень или сердце, его уверяли, что чача — лучшее лекарство от недугов. От отчаяния Кикабидзе придумал, что лечится от мужской болезни, и пить ему запрещено врачами. Пастухи понимающе закивали и больше ему никто не наливал…

В фильме есть эпизод, где Мимино купил в Западном Берлине подарок для своего друга Хачикяна и хотел позвонить ему в Дилижан. На переговорном пункте Мимино сказали, что у них такого города в списке нет. «А Телави?» — спросил Валико. «Есть». И его соединили с Тель-Авивом. В связи с отношением властей Советского Союза к Израилю этот эпизод мог рассматриваться как крамольный. Поэтому режиссёра вынудили изготовить одну копию фильма без разговора с Тель-Авивом для кинофестиваля, но в копиях для проката этот эпизод был оставлен. Другой эпизод, в котором эмигрант из Тель-Авива звонит Кукушу в Телави, вырезали без остатка.

В фильме планировалось много музыкальных номеров, но их убрали по просьбе Вахтанга Кикабидзе. Он сказал, что не будет петь в кадре — это не в характере его героя. Валико — немногословный серьезный грузин, и весёлые песенки в его исполнении будут звучать неестественно. Георгий Данелия согласился с актёром и оставил несколько песен другим героям, а знаменитую «Чито-гврито» Вахтанг Кикабидзе исполнил за кадром. В кадре актёр только напел грузинскую народную песню «Грибной дождик» в ошибочном телефонном разговоре Валико с Тель-Авивом.

В одном из вырезанных эпизодов, когда Мимино и Рубик заходят в лифт гостиницы, там стоят два японца, похожие друг на друга как близнецы. Увидев входящих, японцы говорят друг другу по-японски (с русскими субтитрами): «Как все эти русские похожи друг на друга».

У героя Вахтанга Кикабидзе — лётчика Валико — была собака по кличке Зарбазан (по-грузински «пушка»). Режиссёр искал типичную дворнягу, поэтому все варианты ухоженных домашних любимцев ему не подходили. Настоящего Зарбазана встретили на дороге — лохматая собака бежала по своим делам, когда ее забрала съёмочная бригада с мыслью: «Срочно снять, а хозяевам всё объясним потом». Оказалось, что хозяев у Зарбазана никогда и не было. Оказавшуюся очень компанейской собаку директор фильма забрал с собой в Москву.

Грузинскую часть фильма снимали в городе Телави и сёлах Омало и Шинако. В обмен на дефицитный в тех местах керосин, съёмочной бригаде помогал местный лётчик. Проблемы возникли только со сценой перевозки на вертолёте коровы — лётчик требовал разрешения от своего руководства, так как это было нарушение безопасности полётов. Искать руководство и ждать от него ответа времени не было, и тогда режиссёр решил сыграть на грузинском самолюбии: «Эх, надо было из Москвы лётчика брать. Тут мастер нужен, ас…» Лётчик очень обиделся и сказал, чтобы грузили свою корову, он перевезёт куда надо.

В СССР использовались всего два самолета ТУ-144 с бортовыми номерами 77109 и 77110, в то время как в фильме показаны опытные образцы, которые отличались от серийных и сейчас находятся в музее авиации.

Самолеты Ту-144 никогда не летали в Тбилиси, кроме того аэропорт города не смог бы принять подобный борт.

В одном из эпизодов в роли пилота появляется и сам Георгий Данелия…

Фильм очень успешно прошёл в советском прокате и собрал призы нескольких международных кинофестивалей, в том числе получил главный приз ММКФ 1977 года и приз «Золотой Лачено» на фестивале в Италии, а режиссёру и исполнителям главных ролей вручили Государственные премии.

В 2011 году в армянском городе Дилижан был открыт памятник героям фильма — Валико, Рубику и Ивану Волохову. Рубик-джан хвастался: «У нас в Дилижане кран открываешь, вода течёт — второе место в мире занимает», поэтому памятник установили на роднике…

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •