«Она пришла меня убивать»: учительница, пострадавшая от студентки, рассказала о нападении

Liepainiekiem.lv
Liepaja_chat "Telegram" kanāls

Педагог Лиепайского государственного техникума Илзе Элизабете Романченко, на которую в минувшую субботу напала вооруженная ножом 17-летняя ученица, рассказала, что девочка целенаправленно пришла в студию, чтобы ее убить.

Как сообщает „Курземес вардс“, раненая преподавательница рассказала журналистам, что первокурсница была душевно больна.

Внезапно напала со спины

Пострадавшая Романченко рассказала, что в субботу она, как обычно, приехала в 10.30 в свою студию в центре Лиепаи, где она проводит уроки рисования. Девочка дождалась, когда все уйдут, после чего со спины напала на своего педагога.

Она напала внезапно со спины.

Угроз не было, она просто начала наносить мне удары ножом. Я стала кричать, пыталась бежать, увернуться от удара, но она продолжала их наносить. Потом я споткнулась и оказалась на полу, продолжала кричать, она начала закрывать мне рот. Когда она зажала мне рот рукой, чтобы заглушить, я поняла, что это мой шанс — я вцепилась зубами ей в руку и не отпускала, а второй рукой пыталась оттолкнуть ее, но она продолжала махать ножом, наносить им удары

Пострадавшая рассказала, что у девочки были безумные глаза. В какой-то момент ей удалось выбежать на улицу, где ей помог мужчина, выходивший из машины. После этого нападавшая сбежала, бросив нож на месте преступления.

Преподавательница, у которой констатировали многочисленные порезы и повреждение легких, провела день в реанимации Лиепайской региональной больницы, затем ее перевели в Хирургическое отделение.

Романченко рассказала, что в студии установлена тревожная кнопка, однако события развивались настолько стремительно, что она просто не успела ее нажать.

О том, что нападавшая была душевно больна, педагога неделю назад проинформировала мама девочки: врачи поставили ей диагноз „шизотипическое расстройство“.

Мама написала в e-klasе, что девочка хочет получить профессию и улучшить свои знания латышского языка. Также она указала, что девочка может быть замкнутой, у нее могут быть трудности в коммуникации, ей также сложно выступать перед аудиторией. Иногда, чтобы успокоиться, девочка что-то рисовала в своем блокноте, не снимая наушников. Также у девочки наблюдались побочные явления от приема определенных медикаментов.

„Буду благодарна за спокойный подход. Заранее спасибо за понимание“, — написала мама в электронном журнале.

Ранее девочка не приходила в студию на занятия, но узнав, что их можно посещать, проявила заинтересованность и сказала, что, возможно, она придет. Ранее у Романченко не было конфликтов с ученицей, поэтому ей даже сложно предположить, что послужило причиной агрессии.

„Вчера мне звонила ее мама и в разговоре призналась, что дочка ранее нападала и на нее. Она несколько дней не принимала лекарства, мама записала ее к доктору, но ближайший визит был только на октябрь. У меня не было этой информации. Не было ее и у других. Может быть, тогда я бы была осторожней, когда она вошла в студию. Возможно, я бы успела нажать тревожную кнопку. А может быть, и нет. Однако я сказала маме, что ей повезло: ее дочка не стала убийцей“, — рассказала журналистам пострадавшая учительница.

Сейчас педагог проходит курс лечения в больнице, ей предстоит и эмоциональное восстановление. Вернется ли она обратно на работу в Лиепайский Государственный техникум она еще не знает.

„Нападение могло произойти в любом месте — в туалете, темном коридоре, в школьном дворе. Жертвой мог стать, кто угодно“, — резюмирует преподаватель.

Следствие по делу продолжается.

Права пациента и общественные интересы

Главврач Лиепайской приморской больницы, детский психиатр Эвия Силиня узнала о произошедшем только из «Курземес Вардс».

«У каждого человека есть право на образование, вообще на жизнь, независимо от его диагноза, иначе это дискриминация. Сейчас происходит интеграция пациентов с разными физическими и психическими расстройствами в общество. Другой вопрос, на сколько пациент критичен к своему здоровью, пьет ли назначенные медикаменты, своевременно ли обращается к врачу. Психические нарушения имеют специфику, которая заключается в том, что не хватает именно этой критики,» говорит Э.Силиня.

Но, если пациент не достиг совершеннолетия, вся ответственность ложится на родителей. «Если у ребенка есть нарушения, в том числе психические, то обязанностью и хорошим тоном станет информирование об этом окружающих. Если это сделано, то остальные могут пытаться избежать или в любом случае учитывать то, что этот человек отличается от окружающих,» говорит доктор.

«Проявление диагноза может наступить как внезапно, так и постепенно,» добавила она, после просьбы прокомментировать, было ли возможно предвидеть ухудшение эмоционального состояния девушки.

«Школа не входит в круг тех учреждений, у которых есть право запрашивать информацию о диагнозе, такого права также нет у Социальной службы. Его может запросить лишь медицинское учреждение или правоохранительные органы, например, прокуратура, полиция, сиротский суд. Информация о здоровье лица, в том числе об инвалидности, очень личная информация, защиту которой устанавливает законодательство,» поясняет Э.Силиня.

«Но после таких случаев вновь появляется вопрос о правах психиатрических пациентов. За их ограничение правоохранительные органы часто упрекают. Но дело в том, что происходит столкновение прав и интересов. Одно — право общества чувствовать себя в безопасности, а с другой стороны — права пациентов интегрироваться в общество,» специалист поясняет сложность ситуации.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт