Космонавт рассказал об антироссийских санкциях в космосе и авантюре Илона Маска

Ольга Авдевич

Председатель Международной ассоциации участников космических полетов, заслуженный космонавт России Александр Александров в эфире радио Baltkom ответил на актуальные космические вопросы.

Как антироссийские санкции работают в космосе? Почему наша погода выкидывает фокусы? Есть ли сейчас в отряде космонавтов женщина? Можно ли верить Илону Маску? Где ищут планеты, пригодные для жизни?  

ВИДЕОЗАПИСЬ ЭФИРА >>>

 —  Вы провели 5 часов 45 минут в открытом космосе. А самые первые человеческие ощущения в первый ваш выход в открытый космос?

 — Тогда это были первые совершенно технологические операции по работе в космосе – не просто на прогулку выйти, а именно отработать, поставить солнечные батареи. У нас было два выхода по два с небольшим часа. И, конечно же, первый выход волнительный был — я вышел и меня очень удивило, что Земля показалась мне где-то очень далеко от меня в стороне, сзади где-то Солнце, а сверху бархат со звездами неба, его даже солнце не засвечивало, небо совершенно черное… Это интересно очень. А когда мы заходим в тень, мы вообще видим всю эту вселенную громадную, со звездами… Впечатление совершенно необычное.

О глобальном потеплении и фокусах нашей погоды

 — Еще в 1987 году, когда я летал на «Мире», я наблюдал (и это зафиксировано на видеокамере), как от Антарктиды откололся громадный, я бы даже сказал не айсберг, а целое поле  (представьте поле длиной 10 км, а шириной километров 50).  И это поле отделилось от Антарктиды и дрейфовало на восток в сторону Тихого океана, и мы несколько недель наблюдали, как это все движется.

Конечно же, на Земле идет потепление, и это не зависит от того, как земля вокруг своей оси вращается. Потепление зависит от Солнца, это та сила, которая дает нам жизнь и в то же время несет рентген, который прорывается сквозь атмосферу ( загар ультрафиолета – это и есть остатки этого рентгена).   И сегодня, когда у нас будут проблемы с озонными ямами, дырами – это, конечно, увеличит приток на поверхность Земли солнечного света. У нас сегодня на поверхность на каждый квадратный метр падает 1200 ватт энергии.  Ученые отметили, что в некоторых местах Земля этой энергии поглощает больше. То есть она подогрелась где-то. Поэтому все эти таяния и изменения с Гольфстримом влекут за собой такие нестандартные изменения, как перемены погод, как тайфуны в океанах, как бури на европейской части, чего вообще раньше никогда не было, как большие бураны в пустынях и таких благодатных местах, как, например, Калифорния…  Так что потепление есть, и оно влияет теперь на общий облик нашей погоды и ее, можно сказать, фокусы, связанные с тем, что мы, например, видим длительное жаркое лето и чрезвычайно холодный, допустим, сентябрь.

Об антироссийских санкциях в космосе

 — В первые десятилетия Сергей Павлович Королев и его коллектив, это та самая корпорация «Энергия», где начиналась вся наша космонавтика, совершили все основные разработки. Это были межпланетные станции, это были полеты к Луне, к Марсу, это первый спутник, собаки, это первый человек, первая женщина, первые многоместные экипажи в кораблях. Это первые станции. Чудо природы и рук человеческих – орбитальная станция «Мир» — мы приняли пять шаттлов на этой станции. Это был пятнадцатилетний полет международной программы. И дальше был «Буран», можно сказать, лебединая песня советской космонавтики, вообще чудо света, потому что оно явилось на свет раньше своего времени. Это беспилотный корабль, который может летать без пилотов. Это ракета, которая может нести больше ста тонн полезной нагрузки. И мы могли лететь с этой энергией и к Луне, и к Марсу. Но тогда ситуация в стране изменилась…

У нас сегодня, конечно же, остается и дальний космос.  Готовится «Луна-25-26». К сожалению, у нас опять перенос, и я вам скажу из-за чего. Ведь мы были тесно связаны и с Европой, и с другими странами мира, с Америкой по поводу обмена информацией и технологиями, которые с электроникой были связаны. Мы, конечно, восстановили после развала Советского Союза в части изготовления различных систем и приборов электронную промышленность, но, тем не менее, этого недостаточно. И часть приборов нам была обещана другими странами, поскольку это международная программа. Но вот сегодня те экономические санкции, которые применяются к нашей стране, они ограничили поставку таких вещей, и мы сегодня продолжаем делать на собственной элементной базе и продолжаем испытывать то, что мы сделали,  и поэтому есть сдвиг с запуском.

О космических туристах

— Надо сказать, что когда мы первых туристов отправили на «Мире» в космос, американцы тогда вообще не понимали, что это такое и для чего это.  Они считали, что у нас только государственные программы, и мы  туризмом заниматься не собираемся. У них были только благотворительные или образовательные телодвижения, когда они учительницу хотели вывести, чтобы она уроки провела из космоса и так далее.

А мы посадили подряд несколько туристов в корабли «Союз». Они летают, как правило, по семь дней и потом спускаются с другим экипажем.

Раньше у нас была программа  «Интеркосмос», когда мы брали в полеты  участников из наших дружественных стран — Германии, Чехии, Польши, Кубы, Вьетнама… Причем делали мы это безвозмездно. И когда сегодня наступил новый 21-й век, появился товарищ Маск и другие миллионеры, которые решили, что не надо жалеть деньги на исследование космоса и тоже стали думать о коммерческих полетах. Маск участвовал в объявленном NASA конкурсе, который выиграл и получил дополнительные субсидии на строительство своего космического корабля. Бренcон тоже. Они строили свои новые корабли разного типа для суборбитальных в основном полетов. И это тоже имеет право быть. Суборбитальный полет – это вообще 5 минут невесомости и потом возвращаешься обратно. Или это могут быть летного образца полеты – с самолета запускаются ракеты, или это могут  быть просто автономные ракеты, которые просто делают петлю вверх и вниз. Это совершенно приветствуется и никак не осуждается. Конечно, это интересно, и пусть летают.

Но мы считаем, что настоящий космический туризм – это когда люди сделают хотя бы один виток вокруг земли.

Почему Маск – чистый авнтюрист

ВИДЕОЗАПИСЬ ЭФИРА >>>

— Маск умный человек и великолепный инженер как организатор, и я не понимаю, зачем он сказал такую вещь, что

100 человек или даже больше он отправит на Марс. Ну, это верная смерть.

Вообще лучше и не говорить об этом. Также, как и на Луну, как и вообще в космос.  Потому что сегодня у нас ещё нет технологий изготовления такого громадного корабля с такими ресурсами, чтобы их отправить куда-то и еще там кормить 100 человек! Вы можете себе это представить? Мы для того, чтобы обеспечить 12-суточную экспедицию должны целый грузовик привезти. И пищу, и одежду, и приборы, и киноаппаратуру. Также нельзя без оснащения, без обслуживания. Так что к Марсу нужен еще один громадный корабль с едой, водой и оснащением на 100 человек. Так что я не думаю, что правильно сделано, что так заявлено. Это чистая авантюра.

О лунной и марсианской программе

 — Подготовка к российской миссии «Луна-25» практически заканчивается, машина стоит, все доделывается. Теперь нужно довести до кондиции приборы, про которые я говорил (которые из-за санкций нам не поставили иностранные партнеры). Кроме того, конечно, же мы не оставим Марс. Мы обязательно, прежде чем по марсианской программе выполнить пилотируемый полет, обязательно пошлем туда cначала роботов… Поэтому впереди будут обязательно международные, совместные программы  – планетарные и дальнего космоса.

О женщинах в космосе

  — Есть ли на сегодня в отряде космонавтов Роскосмоса женщины, которые проходят подготовку к полету на орбиту?

— Сегодня из уже отобранных и тех, кто готовится практически уже на выходе к полету, есть одна женщина. И в будущем мы не возражаем против того, чтобы они участвовали в отборе.

Кого берут в космонавты

— Я участвовал в прошлом отборе, в прошлом году мы отобрали еще несколько человек, которые прошли и медицинскую комиссию, и сдали экзамены. Все-таки мы отбираем и по знаниям, чтобы из этого кандидата выучить человека-универсала – сегодня мы вынуждены иметь таких людей, которые знали бы и понимали бы технику, и понимали бы что-то в медицине, и в исследовании Земли, в других дисциплинах. У нас в этом составе сегодня есть подводник, есть военный летчик, который только ушел из боевых частей, есть инженеры, конечно. К сожалению, в том отборе женщина не попала туда.

Об Украине в космосе

 — В сентябре после визита в США президента Украины Зеленского появились сообщения о планах американо-украинского сотрудничества в космосе. Ваше мнение – как вы оцениваете космические перспективы Украины? И возможно ли российско-украинское сотрудничество в области космоса?

 — Двадцать лет назад, когда все еще было неплохо, мы с Украиной хорошо сотрудничали. После 2014 года все стало по-другому. Сегодня все контакты совершенно обрублены, просто разорваны. И поэтому у нас никакого сотрудничества по космосу с ними нет. А кроме того, у них практически, можно сказать, самоликвидировалось ракетно-космическое производство. Поэтому я не думаю, что американцы будут поднимать эту технологию в Украине, хотя это их дело, и они могут дать какие-то задачи для Украины. Но я не вижу сегодня и в ближайшей перспективе на 5-10 лет, чтобы что-то из Украины могло стартовать в космос. 

О поисках планет для жизни

— Луна и Марс нам не дадут покоя и мы, конечно, будем стремиться туда попасть – еще раз на Луну слетать и все-таки попасть на Марс. Но вообще, если серьезно, то нужно думать о тех планетах, которые пригодны для жизни. И астрономы сейчас, конечно, серьезно занимаются такими экзо-планетами, которые вращаются вокруг других солнц, гораздо более сильных и мощных, чем наше. Наше солнце – это средненькая такая звезда, хотя для нас это наше всё. Но есть планеты гораздо мощнее,  и у них спутники посерьезнее,  и с условиями, похожими на наши. Человек не успокоится. И Цандер, и Циолковский думали, что будущие миры за человеком, и мы должны туда стремиться.

О космической гонке

— У нас гонка была только в двух вариантах. Первое – кто запустит первый спутник, и Сергей Павлович Королев очень переживал, что может опоздать запустить его первым. И второе – это запустить Гагарина на орбиту, тоже был вопрос опередить американцев. А сейчас у нас нет никакой гонки, есть у каждого свой угол на МКС. Ни мы без них, ни они без нас не построили бы самостоятельно эту международную станцию. И строили ее на основе наших модулей. И первый модуль, который полетел, был наш. Поэтому сотрудничество может быть, сегодня оно уже продвигается в сторону Луны.

О русском языке в космосе

 — Когда мы на «Мире» возили иностранцев, американцев, в частности, мы сказали – так, дорогие друзья, мы вас берем на год обучения, и вы должны за этот год научиться русскому языку обязательно и, если летите на нашем корабле, то командир всегда наш,  и язык — русский. Мы вам, конечно, напишем инструкцию на двух языках, но вы будете говорить с нами по-русски. И так все и было, и так сегодня и есть – они изучают русский язык. И когда возвращаются из космоса на «Союзе», говорят по-русски.

На совместной станции МКС принято совместное решение – рабочий язык английский и русский. Но в основном английский. Но при желании вы можете говорить на каком угодно языке. И часто у нас говорят на смешанном языке. Это очень хорошо получается. Кроме того, есть такие серьезные операции, как выход в открытый космос, и мы тоже здесь разрешаем говорить на своем родном языке. Тогда есть переводчики внизу, потому что это экстремальные условия и нужно, чтобы человек свободно себя чувствовал. Вот такая история.

Эфир проходил в рамках проекта «Культурная линия» и при участии журналистов международного медиаклуба «Формат А-3»

ВИДЕОЗАПИСЬ ЭФИРА >>>

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт