Дмитрий Харатьян: «Русскую культуру защищать не надо!»   

«Это великая и могучая российская советская культура, она есть, она на века! Она всемирная,» — cказал в эфире радио Baltkom народный артист России Дмитрий Харатьян.

 —  В начале года гостем нашего эфира была режиссер Светлана Дружинина – она рассказала, что летом должна завершить работу над новыми сериями «Гардемаринов»…

ЗАПИСЬ ЭФИРА >>>

 — В июле мы закончили эпопею, которая называется «Гардемарины 1787. Мир» и «1787. Война». Снимали мы эту эпопею последние три года, а если в целом считать, включая работу над сценарием, то последние лет семь работа длилась. Cъемки были в Крыму. Если говорить о названии фильма, то 1787 – это битва под Кинбурном, вторая Русско-Турецкая война, войска Суворова и морские войска гардемаринов, которых мы играем. Наши экранные дети спасают Россию от турок. Это фон событий, а на самом деле внутри картины самое главное – это человеческие отношения и там есть и любовь, конечно. Любовь уже наших детей, которые совсем юны. Это Шурка, сын Алеши Корсака и Софьи Зотовой и Александра, дочь Ягужинской и Белова. Первый фильм, который называется «Мир» как раз об этой любви. Конечно, на фоне приключений, исторических перипетий и так далее. А второй фильм «Война» — это уже такая конкретное батальное полотно, очень мощное, мы очень долго это снимали, очень много было задействовано разного рода войск, воинов, моряков, пушек, сабель, коней, взрывов, драк и так далее.

Андрей Лаптев и Ника Здорик 

Моего кино-сына играет Андрей Лаптев — потрясающий парень, очень талантливый, очень красивый! Я очень надеюсь и очень хочу верить, что у него будет счастливая творческая судьба. Вообще мне наша творческая молодежь нравится. Его партнерша Ника Здорик, студентка Щукинского училища. И они прекрасная пара. Я уже видел собранный фильм «Мир.1787», у них потрясающие совершенно работы, и я считаю, что они скоро станут знаменитостями. Проснутся знаменитыми, потому что очень тонко, точно, нежно у них состоялась эта любовная пара. И очень трогательно и прекрасно они выглядят на экране.

—  Среди ваших предков были российские моряки – гардемарины. Получилось так, что вы, сыграв гардемарина, продолжили семейную линию. Какие уроки, традиции вы усвоили, когда открывали историю ваших знаменитых предков? И по армянской, и по русской линии?  

— Да, они сошлись – лед и пламя! Действительно, во мне столько кровей намешано! А тут еще недавно выяснилось, что по материнской линии мои предки имели отношение к российскому флоту, а мой пра-пра-прадед, Степан Петрович Гомзяков, осваивал американские земли, участвовал в Русско-Американской компании, о которой мы помним по «Юноне и Авось». И мой предок был даже управляющим одного из Алеутских островов, женился на алеутке…

Конечно, то, как я оказался в «Гардемаринах», —  не случайно. Алешу Корсака уже начал Юрий Мороз, известный кинорежиссер нынче, а тогда еще он был актером плюс учился на высших режиссерских курсах и не смог совместить работу в «Гардемаринах» со своим дипломным фильмом. Возник вопрос замены героя, и вот Светлана Сергеевна, благодаря cвоему мужу Анатолию Михайловичу Мукасею, у которого я тогда снимался в советско-мексиканском фильме «Эсперанса» («Надежда») предложил меня посмотреть. «У нас есть молодой человек, может тебе подойдет», — сказал он Светлане Сергеевне, она на меня посмотрела, и я ей подошел, когда спел несколько песен, уже теперь легендарных, из фильма «Гардемарины». Вот такая история. Но начал сниматься в этом фильме не я, первые сцены были сняты с Юрием Морозом. Понимаете, как все повернулось.

— Но на тот момент вы уже знали, что вы родом из гардемаринов?

 — Вот в том то и дело, что я не знал. В этом весь фокус и парадокс. Я понятия не имел, в нашей семье не принято было ворошить прошлое, потому что там дворянская линия и так далее, это не очень хотели афишировать мои бабушки-дедушки. Узнал я это, когда 50 лет мне исполнялось и Первый канал снял фильм «Моя родословная» — у них был цикл документальных программ об известных людях и их родословных. Я до этого чуть-чуть в этом покопался в постперестроечные времена, нашли мы архивариуса, и что-то уже стало всплывать – какие-то отдельные фрагменты. Но огромную работу провел Первый канал и благодаря ему я узнал эту историю.

 Вы вместе с супругой актрисой Мариной Майко руководите Центром творческого развития и патриотического воспитания «Школа Гардемаринов». Как в современных реалиях вам удается заниматься патриотическим воспитанием, если многие сегодня само слово «патриотизм» воспринимают как нечто старомодное и даже негативное?

— Ну да… В этом слове ничего дурного-то нет, но оно действительно с каким-то оттенком странным воспринимается сейчас, как нечто такое, что специальнонасаждается. Но для меня однозначно это как общечеловеческие ценности – патриотизм, он в корнях, в языке, в традициях, в ощущении родины. И где бы ни жил человек, родина всегда одна у него. Она там, где он родился и рос. Я помню, когда мы были в Америке, снимали «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди», это 91-й год, последний фильм Леонида Гайдая. Там снимался Андрей Мягков. И нас пригласили на Брайтон-Бич в кинотеатр «Родина» с творческой встречей – меня, Гайдая, Инина. Андрей Мягков вышел на сцену и говорит: «Мне так жаль вас, я так вас понимаю, вы же утратили родину». И они все:

«Да мы тут в Америке, у нас все прекрасно – джинсы, жвачка, а у вас там совок».

А он так искренне и совершенно поперек: «Да я же не про материальное, я говорю про ощущение утраты самого родного для вас». Он как-то так очень трогательно и очень смело сказал для того времени и той аудитории, перед которой он стоял… Наша «Школа гардемаринов» — с театральным уклоном. Мы ставим спектакли, у нас актерское мастерство, фехтование, сценическая речь, сценическое движение, вокал, танец. А патриотическое воспитание в том, что мы берем наш материал, в прошлом году спектакль по мотивам «Гардемарины, вперед!» поставили. Это абсолютно русская история, наша отечественная, с так называемыми русскими мушкетерами. Патриотизм – он же в чем? Он в культуре. Он в книгах, он в песнях, и в фильмах, изобразительном искусстве. Вот таким образом я понимаю патриотизм, если мы говорим о какой-то культурной составляющей. Это не какие-то лозунги, призывы и знамена. Хотя это тоже, наверное, патриотизм. Все-таки патриотизм в ощущении родины.

— Как вы лично воспринимаете девиз гардемаринов «Судьба и родина едины»?

— «Жизнь родине, честь никому» — там вот такой главный девиз. А судьба и родина едины – я абсолютно согласен.  Как бы ни сложилась у человека жизнь и где бы он ни жил, но его судьба неизменно связана с корнями, с родиной, это всегда внутри человека. И это и есть, наверное, патриотизм. Потому что во время экстремальных ситуаций, во время военных действий в Великую Отечественную, патриотизм несколько иной имел оттенок и характер. Патриотизм — это защита родины своей,   своей территории, своей семьи. В этом был патриотизм. Сейчас другое время, другое противостояние, его называют холодной войной, или это война пропаганд…  Потому что, когда обвиняют в пропаганде Россию, мы понимаем, что с другой стороны тоже идёт пропаганда. И  столкновение интересов заходит в тупик.

— Можно сказать, что вы в своей школе гардемаринов защищаете русскую культуру?

— Да, можете так сказать! И этим все будет сказано. Да что ее защищать? Ее не надо защищать. Это великая и могучая российская советская культура, она есть, она на века! Она всемирная. На самом деле она не принадлежит только России. Вообще классика тем и отличается,  что это навсегда и для всех.

Каким вам видится сегодняшнее состояние российского кинематографа?

 Cостояние все лучше и лучше, я считаю. Если говорить про телевидение, то это вообще отдельное направление,  у нас там большое количество очень удачных картин и сериалов. Есть и мыло, но есть и очень достойное кино, и экранизации в том числе. А если говорить про большое кино, то тоже очень конкурентно способным стало наше отечественное кино. И мне очень нравится вот это наше в прямом смысле патриотическое кино, спортивные драмы – «Легенда N17», «Движение вверх», «Лед» и многие другие. Очень много успешных картин, которые я с удовольствием смотрел. Знаете, что еще такое патриотизм? Это ощущение гордости за свою страну – за Пушкина, за Гагарина, за Харламова, за наших баскетболистов, которые за три секунды смогли победить на Олимпийских играх. Вот еще это ощущение патриотизма в истинном смысле.

— Как Вы восприняли новость, когда узнали, что Вы, совершенно миролюбивый человек, музыкант и артист, стали персоной нон-грата на Украине? И к чему вообще в итоге может привести, что Украину, что Латвию такая привычка — объявлять деятелей культуры персонами нон-грата?

 — Я даже не могу это комментировать, потому что я не понимаю сути этого. Мне кажется, что у культуры не может быть границ и не может быть запретов. Это само себе противоречащее заявление.

Я даже не знаю, почему меня объявили персоной нон-грата.

Потому что я был в Крыму что ли? Короче говоря, на мой взгляд, это очень политизированная акция. Но, как я понимаю, эти запреты — скорее отношение власти, а не народа. Хотя не знаю. Пропаганда ведь мощный инструмент и, конечно, я понимаю, что многие становятся жертвами пропаганды. Как и у нас, так и там. К сожалению, такие времена. Что поделать? Я не знаю, как к этому относиться, но я от этого не особо страдаю, как вы понимаете. Если я персона нон-грата, меня на Украину  просто не приглашают, потому что меня на границе просто развернут. Хотя Украина является частью моей жизни, личной судьбы и биографии. На Украине снимался «Зеленый фургон», в Киеве я снимался в фильме «Школа» Ильенко и у Оксаны Байрак, у меня несколько картин с ней, важных, заметных, ставших этапными для меня. Фильм «Аврора, или Что снилось спящей красавице» даже был выдвинут на премию «Оскар» от Украины. Очень знаковый фильм для меня. И вообще я люблю Украину, люблю Киев, я любил там бывать. И для меня это не просто территория, это наши общие культурные связи, и друзья у меня там живут, и однокурсники, с которыми я учился, поэтому очень жаль, что так происходит, что все настолько политизировано, что вообще происходит этот конфликт. Потому что не должно быть, конечно, границ и разногласий между дружественными братскими народами, которые говорят практически на одном языке, у которых общая культура. Все это печально осознавать, но я очень надеюсь, что все это мы преодолеем и растущие поколения со временем разберутся и поймут, что дружить лучше, чем воевать и враждовать. Я за мир!

Прямая линия проходила в рамках проекта «Культурная линия» с участием  журналистов международного медиаклуба «Формат А-3».

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Теперь приложение Mixnews доступно и для iPhone. Для Android приложение доступно здесь.

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт