Александр Гришуленок: «Власти заливают свою некомпетентность деньгами».

Людмила Прибыльская

«Экстренная помощь больному и последующая реабилитация описываются алгоритмами, которые достаточно просто встраиваются в работу существующих служб спасения и социальной помощи. Они включаются, как только изменился статус человека при обращении в любую из служб. Но эти службы до сих пор действуют разрозненно: вместо того, чтобы создавать эффективную систему управления в кризисной ситуации, власти заливают свою некомпетентность деньгами», — убежден создатель интернет-решения быстрого реагирования SASAP Александр Гришулёнок.

В программе «Подоплека» на радио «Балтком» Гришулёнок сообщил, что накануне пандемии добился тестирования SASAP в МВД Латвии и в Службе скорой помощи. В декабре 2019 года вопрос рассматривался на комиссии Сейма, была создана рабочая группа под руководством Яниса Домбравы («Национальное объединение»). Однако с наступлением коронавируса активность прекратилась, хотя это был удобный момент, чтобы довести дело до конца.

Для внедрения базовой модели системы на национальном уровне нужно 2-3 млн евро, считает изобретатель. В стране «денег много, как никогда», но как распорядиться ими в интересах общества?

«Административные решения должны приниматься автоматически, современные технологии позволяют и отслеживать статус любого жителя, и действия по отношению к нему, предоставляя каналы коммуникации разным группам населения, в том числе слепым и глухонемым, которые на данный момент вообще не имеют доступа к экстренной помощи. Я считаю, что нужна интеграция ресурсов государства, самоуправлений и семьи. Доступность информации поможет привлечь и частный бизнес, создать дополнительные рабочие места, что особенно актуально на селе».

Гришулёнок  убежден:  Если известно, что срок стационарного лечения составляет 10 дней, то по его истечении у родственников или опекунов пациента должна быть понятная программа действий, не зависящая от расторопности чиновника, который будет решать его судьбу. Он отметил, что только полтора процента населения Латвии охвачено социальной помощью, тогда как в европейских странах этот показатель достигает 25%. По существующим правилам, оплаченные самоуправлением услуги социальных работников могут получить только одинокие и малоимущие жители. Если средний доход семьи хоть немного превышает минимум, вся тяжесть ухода за тяжёлым больным ложится на неё, поглощая все деньги. Жизнь отравляют и  бюрократические препоны: реабилитации, обследования, предоставления инвентаря нужно ждать месяцами.

«Острый приступ, скорая, больница – это только начало кейса, — напоминает А.Гришулёнок. – Самое трудное для семьи начинается после выписки из больницы, когда пациента нужно забрать домой, где нет ни специальной кровати, ни других приспособлений и квалификации по уходу и восстановлению работоспособности. На предоставление любого вспомогательного устройства (кровати, коляски) надо писать заявления в социальную службу, рассматриваемое в течение месяца. Просители совершают множество повторяющихся действий, убивающих время. А помощь нужна здесь и сейчас».

Латвия лидирует по смертности от инсульта в Европе и странах ОЭСР:  203 случая в год на 100 тысяч населения, это в 4 раза больше, чем в Эстонии (56) и больше, чем в среднем в ЕС (64).

Гришулёнок задумал  SASAP как инженерно-информационную задачу, позволяющую решить проблему дезинтеграции общества: у эмигрировавших в другие страны или города работоспособных граждан остались в Латвии старики, которые должны быть уверены в предоставлении помощи при первой необходимости. Пандемия показала, что возможности SASAP куда шире первоначально декларированного «сервиса для сениоров» — при условии, что она будет вневедомственной и открытой для дополнения услуг не только со стороны государства и самоуправлений, но и со стороны бизнеса и гражданского общества.

 

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Теперь приложение Mixnews доступно и для iPhone. Для Android приложение доступно здесь.

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт