Политолог: Афганистан сползает в Мордор с шариатскими судами и насилием

Людмила Прибыльская
Scanpix/REUTERS

Переворот в Афганистане ожидаемо вызовет наплыв беженцев, потому что люди, сотрудничавшие с предыдущей администрацией, в отчаянии, сказала российский политик  Дарья Митина в программе «Подоплека» на радио Baltkom.

«Мне сложно сочувствовать Прибалтике: она участвовала вместе с союзниками в оккупации Афганистана и Ирака, пусть и небольшими воинскими силами.  Но принимать беженцев придётся в первую очередь России. Мы справляемся с этим плохо, так что придется совершенствовать свою политику, чтобы переваривать и адаптировать людские массы».

Для Дарьи Митиной новый этап афганской гражданской войны отзывается личной болью: её отец,  руководитель Государственного телевидения Афганистана  Касем Мухаммад Юсуфзай, был убит талибами  в 1996 году вместе с другими государственными деятелями независимого афганского правительства во главе с президентом Наджибуллой.

ЧЕГО ХОТЯТ ЛЮДОЕДЫ

«Осенью 1996 года в Афганистане шла кровавая резня. Мир облетели только кадры с убитым Наджибуллой, а на деле весь Кабул был уставлен виселицами. То же разворачивается и сейчас, а благодаря тому, что мы живем в информационном обществе и людоеды сами любят снимать свои «развлечения», леденящие кровь репортажи из Афганистана сейчас наводнили интернет.  По жилым кварталам ходят талибы со списками: идет истребление летчиков, офицеров афганской армии, специалистов».

Митина разъяснила, что в середине ХХ века Афганистан находился на стадии разложения родоплеменного строя.

«Модернизация, запущенная Советским Союзом по социалистическому образцу, была насильственно прервана в конце 1980-х – начале 1990-х годов после вывода советских войск и прихода к власти моджахедов. Страна откатилась на 100-150 лет назад, поэтому не стоит удивляться, что молодые люди, родившиеся после ухода «шурави», получили религиозное воспитание, но не элементарные знания.  И если беженцы забираются на обшивку шасси самолета  — это акт отчаяния», – прокомментировала она ужасные кадры из Кабульского аэропорта.

Митина напомнила, что Талибан появился в 1994 году и пользовался поддержкой США и Пакистана. Первые были заинтересованы в контроле за производством наркотиков, обеспечивавшем оккупантам бесперебойный источник доходов. Однако окрепшие «патриоты», придя к власти, стали уничтожать маковые поля и попали в немилость. Им на помощь пришел Пакистан при помощи арабских финансовых воротил. Он был заинтересован в территориях и продвигал концепцию единого культурно-религиозного пространства, не деле стремясь продвинуть свое влияние за Линию Дюранда – границу между Афганистаном и Пакистаном, проведённую в 1893 году в результате двух англо-афганских войн (в тот момент Индия и Пакистан были единой британской колонией, продвигавшей интересы своего сюзерена на новые территории. Прим.).

«Наджибуллу талибы повесили после жестоких пыток, которыми они пытались заставить его как легитимного президента Афганистана подписать соглашение о переносе линии Дюранда, – напомнила Д.Митина. – Это означало пересмотр границ, и Наджибулла отказался это сделать».

Все годы после вывода советского ограниченного воинского контингента из Афганистана страна жила в состоянии междоусобной гражданской войны.  Талибан постепенно накапливал силы, получая подпитку не только от арабских единоверцев, но и от американцев, реализовывавших в очередной раз излюбленную доктрину управляемого хаоса.

«Они применяют её во всех странах, которые не Америка, – заметила Митина. – К сожалению, Россия 15 лет плелась в хвосте американской политики, а псевдоспециалисты уверяли, что талибы – нормальные ребята, с которыми можно вести диалог.  То, что уже несколько лет эти люди уверяли, что Талибан контролирует 70% территории Афганистана, я расцениваю как сознательную дезинформацию общества и руководства страны, получивших ложную установку о том, что победа джихадистов неизбежна. Радоваться сейчас тому, что США якобы проиграли исконно афганской силе – чушь и глупость. И прежняя, и нынешняя власть в Афганистане – порождение Америки. Неслучайно бывшего президента Хамида Карзая, которого талибы в 2001 году называли американской марионеткой, теперь привечают в «коалиционном» правительстве.  Это «правительство» – вообще ментальный конструкт, сложившийся в голове  спецпредставителя России по Афганистану Замира Кабулова. Ничего общего с действительностью она не имеет».

БЕНЕФИЦИАРЫ ПЕРЕВОРОТА

Талибан быстро понял, что наркотики – золотое дно, и начал прибирать их к рукам. США делали вид, что борются с былым союзником, устраивая показательные воздушные налеты на якобы лагеря террористов, а на деле уничтожая населенные пункты и гражданское население. Ежегодно от этих налётов в Афганистане погибало 10- 11 тысяч мирных  жителей – почти столько же, сколько потеряла Советская армия за 10 лет своего присутствия в стране.

Масс-медиа своими репортажами создали ложное впечатление о молниеносной победе талибов, хотя сговор между участниками переворота готовился несколько лет. При этом каждый из его инициаторов (Пакистан, США)  получил свое.

Пакистан – протекторат, фактически подмандатную территорию, на которой находятся богатые месторождения меди, лития, марганца, других руд.  Одно из таких месторождений, Айнакское меднорудное, разрабатывалось Китаем с 2007 года. Но, вложив в проект более 300 млн долларов, китайцы так и не начали его промышленную эксплуатацию из-за военных рисков.  Под крышей жесткого исламского эмирата дело, надо полагать, пойдет на лад. Таким образом,  Китай тоже является одним из бенефициаров переворота.

США сняли с себя бремя расходов на воинский контингент, которые, очевидно, уже не окупались из-за военных столкновений и рисков.

БРЕМЯ ПРОИГРАВШИХ

Проиграл в этой ситуации прежде всего афганский народ, погружающийся в беспросветное средневековье, хотя и теократический режим в этой стране мог быть другим – например, по образцу Ирана, вполне успешно развивающего экономику и технологии, вплоть до создания собственной ядерной бомбы.

«Афганистан сползает в Мордор с шариатскими судами и неограниченным насилием. Талибан открыто объявляет, что семьи, где растут девушки, могут оставить под своим крылом одну из них, а остальных отдать на потеху солдатам, – с горечью сообщает Дарья Митина. – Поэтому у пограничного моста в Хайратоне скопилось несколько тысяч человек, которым на родине грозит смерть».

К проигравшим Митина относит также Россию и среднеазиатские республики, наиболее уязвимой из которых является Туркмения: 800 км общей границы и очень слабая армия.  Чуть лучше охраняет свою границу с Афганистаном Таджикистан: у него ее протяженность 1500 км, он состоит в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и при угрозе сможет воспользоваться помощью России. Более или менее уверенно чувствует себя Узбекистан, с самой короткой 150-километровой границей и боеспособной армией. Однако и его создавшееся положение может заставить вернуться в ОДКБ, из которой он вышел в 2012 году.

России придется нести основную тяжесть расходов как на оборону региона, так и на обустройство беженцев. «Не знаю, почему, но афганские беженцы у нас всегда были изгоями на фоне других – при том, что многие из них у нас учились, работали, служили в армии, – недоумевает Дарья Митина. – Количество гражданств, предоставленных афганцам, исчисляется десятками, хотя претендентов были сотни тысяч. Но иммиграционная служба в России всегда была белым пятном, что позволяло использовать мигрантов на неквалифицированных работах, часто в обход трудового законодательства. Придется менять этот порядок. Закон должен быть един для всех».

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Теперь приложение Mixnews доступно и для iPhone. Для Android приложение доступно здесь.

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт