«Руководители Вермахта не считали Пушкина гением, потому что у славян гениев быть не может…»

Игорь Угольников – о новом фильме «Учености плоды»

Пушкин и фрау Шиллер  

– Фильм «Учености плоды» я задумал, когда узнал о том, что происходило в Пушкинских горах, в музее Александра Сергеевича Пушкина в Михайловском, во время окупации Псковской области немецкими войсками. И узнал сюжет о том, что из института Гёте приехала туда некая фрау Шиллер, которая водила экскурсии по музею, утверждая, что Александр Сергеевич Пушкин не только русский великий поэт, но это еще и мировой поэт, – рассказал в эфире радио Baltkom российский кинопродюсер и  режиссер Игорь Угольников.

Cергей Бузруков и Настасья Кербенген в картине “Учёности плоды”

–  Однако же, не все руководители канцелярии Верхмахта считали Пушкина гением, потому что,  по их мнению, у славян не может быть гениев, и, тем более, африканского происхождения.  Это видимая часть айсберга фильма.  Есть и более глубинные вещи, которые нам необходимо было показать в сценарии и самом фильме.

Произведения Пушкина и сам его образ – это, прежде всего, важнейшая часть нашей культуры, и очень важно, чтобы к Пушкину не относились как к отстраненному классику старых времен.  Я бы хотел сказать и показать, что для русского народа Пушкин был и остается символом нашего языка, культуры, причастности к своей стране.  Что за Пушкина страдают и погибают.  В его стихах находят поддержку, опору, силу для творчества и жизнеутверждающую энергию русского духа.

У нас Пушкин в этой картине живет в трех таких ипостасях – безвинный свидетель, наблюдающий за событиями в своем любимом месте, в Михайловском. Великий русский поэт, перед которым преклоняются даже враги.  И символ борьбы, символ того, что у нас нельзя этого отнять.   А немцы пытались отнять у нас даже и это. Вот об этом картина, она многослойна.   Фильм будет выходить, вероятнее всего, осенью. Но пока еще это некий вопрос – как и где будет выходить фильм «Учености плоды». Фильм готов. Мы буквально на днях сняли эпилог этой картины. Очень важно было снять его именно в день дуэли Пушкина, в феврале, когда должен быть снег. Мы хотели сделать это и в прошлом году, но как вы помните, в прошлом году зимы не было, и мы это снять не смогли. Вот в этом году нам удалось это сделать.

–  На съемках  фильма «Брестская крепость» с вами произошел чудесный случай – в октябре, когда надо было снимать зиму, вдруг выпал снег – как будто специально для съемок.  И здесь у вас произошла в общем-то похожая история.

– Да. Чудесным образом в этот день было яркое солнце, совсем небольшой мороз, совершенно не было ветра, была сказочная удивительная погода, как будто сам Александр Сергеевич нам это подарил. Может так оно и есть.

Такого Безрукова мы ещё не видели!

Запись эфира радио Baltkom

– Вы всегда очень тщательно работаете над историческими документами при подготовке к фильмам.  Какие реальные эпизоды из военной истории Пушкиногорья произвели на Вас самое сильное впечатление?

–  Во всей этой истории оккупации меня поразил директор музея «Михайловское» по фамилии Афанасьев.  Он остался при немцах, потому что для него было очень важно сохранить музей, сохранить вещи Пушкина. При любой власти. Когда немцы пытались эвакуировать музей, то он поехал вместе с ним.  Для него не было иного решения, кроме как любым способом сохранить этот музей, даже если приходится идти на предательство. И вообще тема предательства в нашей картине ярко выражена. Когда приходится предавать для того, чтобы спасти людей. Предавать одних для того, чтобы спасти других.  И Афанасьев пошел на предательство.

Игорь Угольников в роли директора Пушкинского заповедника.

Эту роль я сам исполнял в моей картине. Честно хочу сказать, что не нашел актера, который мог бы эту роль сыграть, пришлось играть самому.  Хотя это очень всегда трудно – сидеть сразу на нескольких стульях – быть и режиссером, и продюсером, и исполнителем одной из ролей.  Знаете, как говорят – седалища не хватит на стольких лошадях сразу сидеть. Но тут пришлось. И мне кажется, что вообще актерский ансамбль в фильме «Учености плоды» сложился.  Во всяком случае, я так думаю.

Cергей Безруков в картине “Учености плода” сыграл главную роль (фото – kino-teatr.ru)

Прежде всего я хотел бы выделить уникальную работу  любимейшего актера и моего близкого друга Сергея Витальевича Безрукова.  Мы в таком образе его еще не видели, хотя Сергей переиграл большое количество различных ролей.  И, конечно же, совершенно новое имя –  я думаю, что у этой актрисы очень большое будущее, она еще молода, но перспектива у нее, по-моему, великолепна – это Настасья Кербенген, она сыграла фрау Шиллер. Это русская актриса, выпускница ГИТИСа, но с австрийскими корнями, бабушка у нее даже баронесса. И очень важно, что ее язык русский и немецкий был идеален. Я бы хотел еще выделить уникальных двух питерских актеров – Андрея Некрасова и Андрея Горбачева. Они сыграли в этой картине двух друзей. Один полицая, другой партизана. Люди, которые выросли в одной школе. Люди, которых матери вместе кормили обедом, и они всю жизнь дружили, а вынуждены теперь стать врагами. Это тоже некое продолжение образов из Александра Сергеевича.

– В фильме есть любовная линия. Она – немка, он – русский. В одном интервью Вы сказали, что никогда мы с немцами не сможем понять друг друга – сколько бы мы ни протягивали друг другу руку и не прощали бы то, что невозможно простить…  Сейчас вы работали с этим материалом и как вы объясните – почему? 

– Это и есть основа драматургии и основа сюжета фильма. Ведь эта немка не просто приехала в Россию. Она свято влюблена в русскую культуру, в поэзию Пушкина. Она великолепно владеет русским языком, и для нее это очень важно – сохранить в условиях этой войны Пушкинский музей и само понятие «Пушкин» как для русских, так и для немцев. Поэтому здесь немка совсем непростая. Но, с другой стороны, в нас это  живет исторически…  все равно русский с немцем не могут быть долго друзьями, все равно наступит некий конфликт. Конфликт внутри будет.  Я воспринимаю это всегда остро, во мне еще живет Великая Отечественная война,  я только недавно, работая над фильмом «Подольские курсанты» и занимаясь архивами,  нашел могилу деда, расстрелянного в 41-м году. Это очень тонкий и очень острый момент. Именно, собственно, этому посвящена наша картины.

Русский код

– Как вам кажется, а существует ли какой-то особый русский культурный код?

– Именно он и существует и именно о нем речь. Можно сколь угодно много спорить, что он из себя представляет, но мы никогда не сможем его понять до конца и, самое главное, объяснить, что же это такое. Во всяком случае, этот код и есть некая основа – прежде всего, в произведениях Александра Сергеевича. Незримо он существует все время. И у него во всех произведениях всегда все было не просто так. Много чего закодировано. И днем, и ночью кот ученый все ходит по цепи кругом… Можно изучать поэзию Пушкина еще и по неким кодам, которые существуют в его произведениях. Но русских никогда нельзя понять до конца.  У нас есть такая фраза в фильме. Человека спрашивают: «Вы читали стихи Пушкина», человек отвечает: «Зачем мне читать? Достаточно того, что я им горжусь». Это трудно понять. Надо быть русским человеком, чтобы это понимать.

– По сути Вы своими фильмами направляете зрителя к осознанию своей истории и своей национальной идентичности.  Почему Вы считаете, что это так важно?  

– Мы должны сохранять свою идентичность русских людей. Даже не живя в России, мы остаемся русскими. И это для нас свято. Мы рождаемся русскими людьми и мы умираем русскими людьми. Поэтому для меня это важно. Особенно, когда русский человек защищает свою землю, своих родных, свою историю. А история у древней Руси великая, и об этом тоже нужно помнить и ни в коем случае не давать возможности кому-либо эту идентичность и нашу историю переписывать и, уж тем более, оскорблять. Мы, русские, такие люди. И это надо понимать. Помните фразу «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет», она была в великом фильме.

Ну не надо к нам ни с мечом приходить, ни с обманом. Можно приходить с открытым сердцем, сотрудничать. Можно растить хлеб и детей вместе.

Но надо понимать, с кем вы имеете дело.

–  Вы упомянули, что в картине «Учености плоды» референсом стали фильмы «Проверка на дорогах» и «Раба любви». Поясните, ведь фильм Михалкова не о войне… Как они перекликаются?

– Ну, «Раба любви», как вы помните, фильм не о войне, а о противостоянии людей разных сил, и в центре этого противостояния существует Она – актриса, женщина. И здесь тоже в центре противостояния интеллектуальная женщина, женщина одаренная, женщина, все усилия которой направлены на то, чтобы сохранить историю, культуру и помешать истреблению людей. У нас в кино (а так оно и было на самом деле) весь цыганский табор немцами был расстрелян, и там есть могила этого табора в Пушкинских местах. Поэтому «Раба любви». Это моя любимая картина Никиты Сергеевича Михалкова.  С другой стороны, совершенно другое кино о партизанской борьбе «Проверка на дорогах» Германа. Потому что там проверка человека на прочность. Там тема предательства – как человек может жить, считая себя предателем. Насколько душевных сил ему хватает терпеть это в себе. И вот эти два референса, как сейчас говорят, и давали мне возможность сконструировать сюжет.

– А какие советские фильмы являются отправной точкой для вашего творчества? Важно ли вообще для художников наличие авторитетов? И кто для вас сегодня является бесспорным авторитетом?

– Бесспорный авторитет для меня – это вообще классика советского кино. И когда мы говорим о том, каким образом нам надо делать нашу картину, я перед собой и съемочной группой ставлю задачу. Когда мы приступали к съемкам «Подольских курсантов», я ставил задачу, чтобы наш фильм достойнейшим образом встал на полку вместе с такими великими картинами, как, например, «Они сражались за родину». Безусловно, к этой планке дотянутся невозможно, но усилия делать необходимо. И ставить себе именно такую огромную задачу. При этом классика советского кино основана на достоверности и эмоциональности – мы верим в то, что происходит на экране. Верим в то, что происходит с персонажами. Поэтому вот референс для картины «Подольские курсанты» была картина «Они сражались за родину».

А если говорить о моих любимых фильмах, то как у мальчишки, выросшего в Советском Союзе, для меня кино – это и «Белое солнце пустыни», и «В бой идут одни старики», и «Любовь и голуби». Ну, все те картины, которые мы с вами так любим и которые всегда остаются в нашей душе. Мы знаем их наизусть, каждую реплику, а при этом все равно, когда видим любой из этих фильмов на экране телевизора, мы остаемся смотреть его до конца. Невозможно не сделать это.  То есть это и есть тот самый культурный код на уровне кино, который формирует нас.

Трейлер фильма “Подольские курсанты”

Два дедушки

–   Мало кто знает, что Рига была для Вас вторым домом.  Расскажите, пожалуйста, о Вашей связи с нашим городом.

– Это не просто связь. Это и любовь. На улице Чака, в прошлом это была улица Суворова, в доме 16, в 1-й квартире, жили моя бабушка, мой дедушка, мой дядя. Из этой квартиры приехал в Москву учиться мой папа. Я очень любил проводить всегда все каникулы в Риге, и вообще быть почаще там у них в этой замечательной квартире, гулять с дедом по парку. И очень люблю Старую Ригу. И всегда у нас были и в Лиелупе, и в Булдури летние дачи.  Я обожаю и люблю Ригу. И в этом городе у меня очень много друзей. И Рига – это мой второй родной город. В нашей квартире уже давно живут другие люди, дом перестроен, и когда случилась реституция, семья моя была вынуждена покинуть эту замечательную квартиру и уехать на окраину Риги. Но это совсем другая история.

– Вы уже упомянули, что в ходе съемок фильма «Подольские курсанты» Вы нашли могилу своего второго дедушки, который считался без вести пропавшим. Как это случилось и как эта история на Вас повлияла?

– История настолько повлияла, что сейчас мы находимся в сценарном периоде создания будущего фильма о народном ополчении. Мой дед, мамин папа, пропал без вести осенью 41-го года и единственное, что у нас было – это два письма и бумажка о том, что он пропал без вести. Мы не могли никаким образом найти, где и при каких обстоятельствах пропал без вести мой дед. Но, работая в архивах в Министерстве обороны, с помощью моих друзей, которые этим давно занимаются,  нам удалось разыскать и вообще изучить боевой путь деда. И самое главное, чем я был потрясен, это когда я узнал, что он в сентябре месяце строил тот самый Ильинский рубеж для Подольских курсантов и погиб в тот день 7 октября, когда подольские курсанты взошли на этот рубеж. Он погиб в 40 км оттуда, в Смоленской области, не в Калужской, около деревни Глотовка. А тогда Первая дивизия народного ополчения стала уже 60-й стрелковой дивизией, дед вступил в партию, получил воинское звание, а он очень хотел стать военным, он был связистом. И они выходили из окружения, было более ста человек раненых, и в этой деревне их оставили под подписку местных жителей, сами идти они не могли, а нести их на руках не было возможности. И когда немцы вошли в деревню, то заставили местных жителей выкопать огромную яму и в этой яме расстреляли моего деда и с ним вместе раненых бойцов Первой дивизии народного ополчения, 60-й стрелковой дивизии.

Я нашел cтарушку, которая была свидетельницей этого расстрела, ей сейчас 93 года, она там же живет.  И на этом месте, где они были расстреляны, я поставил памятник. И сейчас вместе с поисковиками будем поднимать останки, перезахоранивать их в братскую могилу, которая находится в 10 км от этого места. В общем результате, я так понимаю, что это дед мой привел меня к себе. Благодаря работе над «Подольскими курсантами» я это понял. Я его нашел.

– Планируются ли телевизионные версии Ваших новых фильмов?

– Фильм «Учености плоды» будет иметь 4-х серийную телевизионную версию, как и «Батальонъ», и «Брестская крепость».  Cериальная версия для «Подольских курсантов» не задумывалась.  «Учености плоды» будут показаны на Первом канале в День Великой Победы. И я еще надеюсь на то, что 5 октября, когда будет 80 лет со дня подвига подольских курсантов, и этот день станет днем их памяти, мы сможем повторить кинопрокат в России. Ведь это же уникальная история – 3000 пацанов были призваны 5 октября на защиту Ильинского рубежа, который был открыт и остановили немцев! 2500 пацанов погибли, но они остановили немцев. А ведь о них никто не говорил. Они сотворили невозможное! Они реально (конечно, с помощью других красноармейцев) остановили своей стойкостью немцев и дальше повернули ход войны. И немцы не вошли в Москву. Благодаря подвигу этих мальчишек.

– Проект «Народное ополчение» на каком этапе работы сейчас находится?

– Сейчас пишется сценарий, мы отрабатываем локации, они будут также, как в фильме «Подольские курсанты», в Калужской области, на базе «Военфильма». Эта база развивается, и я благодарен моему другу Вадиму Задорожному, моему другу и партнеру, который занимается этим уже много лет и прилагает все усилия для того, чтобы была техническая база. А там очень много техники, и сделана взлетно-посадочная полоса, и самолеты у нас там будут летать. Cейчас мы  выпускаем картину Тимура Бекмамбетова  о  летчике Девятаеве, и у нас там  уже самолет стоит,  он станет достопримечательностью нашего комплекса.  (История о летчике Михаиле Девятаеве, который во времена Великой Отечественной войны совершил побег из фашистского плена на угнанном самолете, захватив с собой секретное оружие врага − разработки по программе «Фау-2»).  Мы развиваем нашу киностудию и, особенно, наш натурный объект в студии «Военфильм-Медынь».

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт