Журналист из Франции – о санитарном терроре и всемирном  укрывании истинной информации

– Я считаю, что нынешний момент – это момент санитарного террора и всемирного укрывания истинной информации.   Есть такой термин cover up général («всеобщее покрывательство»), его впервые употребил французский вирусолог, Нобелевский лауреат, профессор Люк Монтанье, которого в начале пандемии за такое высказывание закидали просто булыжниками, а сейчас к нему все больше и больше прислушиваются  даже некоторые СМИ,  – cказала в эфире радио Baltkom главный редактор  литературного альманаха «Глаголъ» (Париж), журналист и публицист Елена Кондратьева-Сальгеро.

– Мне прислали ссылку на два крупнейших СМИ России, в которых совершенно открыто обсуждаются те самые «теории заговора», по которым стреляли из тяжелой артиллерии в самом начале пандемии, а теперь уже их подают в эфир  – с чьей-то негласной отмашки.

– Макрон cчитается ставленником Ротшильдов.  Почему с такой мощной поддержкой ему не удается утихомирить население?  Ведь акции протеста проводятся по любому поводу и заканчиваются побоищами с полицией.

– В сегодняшних акциях, которые идут в Париже официально под эгидой протеста против вроде как полицейского произвола, уже смешались кони, люди и вообще все подряд. Так вот, все акции протестов в Париже в данный момент идут на руку правительству Макрона, поскольку они переводят стрелки ненависти, усталости, раздражения и разочарования народа на силы правопорядка, а не на власти….

Макрон, должна заметить, вышел сухим из истории с желтыми жилетами, хотя все пророчили ему очень скорую гибель. Когда какие-то очень хорошо разработанные заранее установки срабатывают,  люди в пылу недовольства и стычек (где каждая сторона в общем-то реагирует так, как это и было задумано) не замечают того, что они ведомы, и что всё льется на мельницу того, кто все замутил.  То есть под этой дымовой завесой проходят незамеченными очень многие акции правительства, какие-то законы проходят…   Так что я бы не сказала, что Макрон (то есть действующая власть Франции) – страдающая сторона. Он использует протесты в целях, которые исключительно пойдут ему же на благо.

Вообще, ничто не пострадало во время пандемии так, как пострадали журналистика, медицина и статистика.  Поэтому просто даже интересно посмотреть, кто сейчас  доверяет статистическим показателям, которые появляются в СМИ и социальных сетях. Поскольку было уже множество скандалов, связанных с теми же тестами, которые уже разоблачили огромное количество раз и указали на неточности и на бредовое совершенно использование никем не подтвержденных данных.  Говорить вообще о количестве зараженных, не уточняя, какова точность проведенных тестов и сколько из зараженных  реально больные, сколько людей реально находится в опасности – по-моему, в данный момент — это просто бессмысленно.

– Как известно: “кому – война, а кому – мать родна…” Как Вы думаете, кто может быть выгодополучателями от создавшейся (и создаваемой) ситуации в странах Евросоюза?

– Ответ очень простой. Выгодополучатели всей сложившейся ситуации – это её создатели. Для этого надо просто вытащить на свет Божий – каким-то бы ни было способом и желательно как можно скорее – создателей всего того, что мы переживаем в течение уже более, чем десяти месяцев.

Мне кажется, что человек, который скажет людям и миру правду о коронавирусе, останется в истории личностью я даже не знаю, какого размаха.  Наверное, масштаба Юрия Гагарина. Возможно, это будет кто-нибудь из политических деятелей, имеющих возможность не только заявить какие-то истины, но и доказать их. И ответить на все вопросы – кому было выгодно, зачем это делалось, откуда пошло, кто начал, кто продолжил. Почему  случился этот знаменитый cover up général, всеобщее покрывательство. Почему сработала эта схема и продолжает работать – несмотря на все более массивные прорывы реальной информации в открытый доступ. Это уже не позволяет безоговорочно доверять всему тому, что нам в данный момент навязывается c панической остервенелостью.

Так что ответить на этот вопрос можно будет только после того, как объявится волонтер, решивший принести себя в жертву на постамент в истории и который останется как личность, не имеющая себе равных…

–  Может,  вы скажете свое мнение о тех же причинах создания пандемии. Хоть намек. Ведь создатели – это какая-то одна сила, а поддерживают ее абсолютно все страны, и друзья, и недруги.

– Я с самого начала этой пандемии уже более десяти месяцев пишу о том, что пандемия фейковая. Вирус и его опасность при этом никто не отрицает. Он есть и он опасен.  Но вы от меня требуете того, что никто cейчас  не в состоянии сказать. А как можно говорить бездоказательно? За что я лично сама ратую и за что огребаю с самого начала этой пандемии, так это за то, чтобы на самых высоких федеральных уровнях массовой информации в мире дали слово тем людям, компетенция которых соответствует этой пандемии или вообще любой пандемии. Поскольку с самого начала к микрофонам (образно выражаясь) подпускаются люди, имеющие крайне малое или вообще никакое отношение к тому, что происходит.  Вместо вирусологов и иммунологов с мировыми именами, а также нобелевских лауреатов, которым затыкают рты и которых третируют, к микрофонам допускают проверенных личностей –  студентов, каких-то эндокринологов и разного рода врачей, которые рассказывают непонятно кем запрограммированные страшилки, многие из которых были разоблачены чуть ли не в открытую повсюду.  А все самые фейковые ролики и фейковая информация, прошедшая за 9 месяцев, уже  заблокирована – просто, чтобы она не была разоблачена…

То, что я требую – чтобы дали слово реально компетентным людям, которые смогут показать и объяснить,  в чем именно дичайшие несоответствия с официальной версией, которая подается в эфир с чьей-то легкой руки по всей планете. Вы сейчас требуете от меня, чтобы я вам ответила, кто, когда и как – это физически невыполнимо, поскольку за две минуты в эфире я не смогу вам это доказать.

– Почему про эти социальные процессы все молчат, а про процессы, к примеру,  в Беларуси трубят на весь мир?

– Я не отвечаю за СМИ в России, но, тем не менее, должна сказать, что здесь более-менее понятно, что русскоязычному слушателю, не проживающему во Франции, конечно же, вообще неинтересны манифестации в Париже, а их у нас за год происходит более сотни –  и если о них о всех информировать российского слушателя, то слушать он их не станет.  Дело в том, что вы назвали это процессы социальными, но я бы не стала торопиться с такой формулировкой. Потому что теперешние манифестации, как правило, не просто идут на руку действующим властям, но они еще и специально организованы. Они позволяют отвлечь внимание. Это не социальные процессы. Точно также, как и движение «желтые жилеты» не было  (и я с самого начала об этом говорила) революцией и революцией оно никогда не станет и уйдет в пар.  И то же самое можно сказать сейчас о манифестациях, проходящих в Париже,  куда вливаются уже абсолютно все – от домохозяек до протестующих против исламофобии.  И создано это все только для того, чтобы громить и сеять повальный хаос, который идет по улицам, сносит крыши и мозги и который, на мой взгляд, очень на руку правительству, который позволяет сделать полное задымление реально существующих проблем. И недовольство переносится на силы правопорядка.

– Этим летом генеральный директор Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб опубликовал (в соавторстве с журналистом Тьери Маллере)  книгу “Covid-19: великая перезагрузка”. Там точно расписаны планы мирового правящего класса – расширять демократию и глобализацию. И говорится, что национальному государству места не останется. Как относятся французы к таким перспективам?    

– Это очень интересный вопрос.  Буквально в последние два дня в российской прессе появились очень откровенные публикации, открыто цитирующие фрагменты из этой книги и заявлений Шваба.  Cчитаю, что это звонок, и скоро мы узнаем,  откуда пошла отмашка.

Во Франции эта информация в открытый доступ еще не вышла. Здесь ее можно найти только в каких-то консервативных изданиях.  Но в открытый доступ, как у Соловьева или как в газете «Коммерсант»,  она не появилась.  То есть у нас пока эта информация  мелькает в каких-то ток-шоу, но так, чтобы официально сделали одно большое обсуждение и всерьез задали вопрос, потребовавший конкретного ответа – этого не было.  Точно также было и с информацией о том, что весь сценарий пандемии был прописан Рокфеллерами и находится в открытом доступе в докладе на странице номер 19  –  тоже  никакой официальной информации не было. Точно также, как и на информацию о Швабе во Франции и ни в одной стране мира официального ответа еще никто не дал.  Пока робкая попытка была сделана только в России.

– Что Вам внушает оптимизм в этой коронавирусной реальности?

– Люди. Потому что я не так много, конечно, путешествовала, но повсюду, где мне доводилось и до сих пор доводится бывать  – везде и всюду количество хороших людей как-то потенциально превалирует над всем остальным. И этого ни одна пандемия, ни один новый мировой порядок никогда не изменит. Человек останется человеком. Даже если нас всех сейчас ожидает очень тяжелый период какой-то борьбы. Я уже сказала – нам нужно сначала выяснить, с чем мы имеем дело, а потом уже рассматривать средства борьбы. Но, повторюсь, что единственная надежда на этой планете – это люди.

Высказанное в эфире мнение является частным мнением интервьюируемого и может не совпадать с мнением редакции.

 

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт