Писатель Андрей Геласимов – о запрете «Тотального диктанта» в Эстонии  

В условиях пандемической реальности акция «Тотальный диктант» в этом году побила все предыдущие рекорды по цифрам –  в ней приняли участие почти 272 000 человек (что на 35 000 больше, чем в прошлом году) и участвовали более 100 стран (в прошлом году было 80) и 432 зарубежных города (в прошлом году – 350 городов за пределами России). В Латвии диктант писали 400 человек.  Автором  Тотального диктанта в этом году был писатель Андрей Геласимов.  10 ноября был объявлен автор Тотального диктанта 2021 – им стал фантаст Дмитрий Глуховский.

На вопрос, чем объяснить, что популярность «Тотального диктанта» с каждом годом растёт, Андрей Геласимов в эфире радио Baltkom ответил так:

– Мне кажется, секрет тут очень простой.  Дело в том, что в современном мире нас очень много что разъединяет, особенно учитывая нынешние условия пандемии, самоизоляции, карантина. А вот таких вещей, которые объединяют, их не очень много. И в данном случае акция «Тотальный диктант» как раз объединяет людей. Мы здорово соединяемся, очень много волонтеров – людей, которые работают в этом мероприятии бесплатно. Чиновники идут на встречу, выделяют лучшие площадки. В каждом городе «Тотальный диктант» встречает поддержку всех. Поэтому вот вам и причина. Он объединяет.

– В прошлом году столицей выбрали Таллин, и в связи с этим возникли сложности с министром юстиции Эстонии, – он увидел в этом попытку влияния на эстонцев и потребовал отменить диктант.  Как вам кажется, почему у этого чисто филологического проекта возникают такие сложности? 

– А я, кстати, не знал об этой истории. Не был в курсе, что была такая попытка.  В принципе, я понимаю, политическая ситуация непростая после распада Советского Союза.  Думаю, что если бы это был Тотальный диктант на испанском языке, то он бы меньше встречал противодействия у эстонских властей. Но, может быть, когда-то в Эстонии проведут Тотальный диктант на испанском языке. Или итальянском. Я буду только очень рад и надеюсь, что они это не запретят.

– Буквально на днях Вы сообщили в FB, что посетили открытие нового книжного магазина в Москве. То есть в условиях пандемии, когда все вокруг закрывается, есть запрос на новый книжный магазин?  

– Есть запрос на некие позитивные действия. Этот магазин открыт посредством нашего издательства «Городец», с которым я сотрудничаю. У нас есть точно такой же магазин в Санкт-Петербурге, он называется «Во весь голос», и теперь мы решили открыть похожий магазин в Москве. На самом деле магазин – это очень громко сказано, это маленькое заведение, магазинчик скорее, для такого небольшого квартала, где он расположен. Это Трубная улица. То есть, мне кажется, что мы должны все-таки действовать в позитивном ключе в этой ситуации лок-даунов, карантинов, самоизоляций. Нам нужно что-то противопоставить всем этим не очень приятным событиям. Поэтому мы собрались и решили, что этот магазин должен существовать.

– Вы переведены на многие языки мира – английский, немецкий, французский, испанский, итальянский, болгарский, иврит и другие языки. Перевод на какой из этих языков был для вас особенно приятен?

– Вы знаете, когда меня, например, перевели на язык маратхи, это один из языков в Индии, я с интересом узнал, что на этом языке говорит, во-первых, 100 миллионов человек, а во-вторых, это родной язык Фредди Меркьюри. И мне это было почему-то очень приятно. Но также, конечно, мне приятны и французские переводы, а у русских писателей  вообще традиционные связи с Францией, и я очень рад, что как-бы встроился в эту традицию взаимодействия французской культуры и русской культуры. И еще меня очень порадовал перевод моей повести «Жажда» на эстонский язык. Что говорило, мне во всяком случае, что художественная ценность произведения может превалировать над политическими симпатиями издателя.

– Станет ли Ваш литературный герой Костя (К. Циолковский) из Тотального диктанта» героем вашего большого произведения? Было бы интересно.  

– Вы знаете, частенько задается теперь этот вопрос, потому что многие участники акции «Тотальный диктант» посчитали, что это фрагмент какого-то произведения, и они спрашивают – а где почитать, что было дальше? Но «что было дальше» пока не написано, но я думаю, поскольку интерес проявился, почему бы не откликнуться на этот запрос? Возможно, я напишу повесть или даже роман.