Кинодокументалист Лайма Жургина: роза для Чака, ремонт мира и “консервы времени”

Гостья программы “Зеленая лампа” на радио Baltkom – кинорежиссёр Лайма ЖУРГИНА.

Александр Чак изображал  лошадку и катал маленькую Лайму на спине…  Это было в детстве. А когда она выросла, то сняла много фильмов о знаковых людях латвийского искусства, в том числе два фильма о Раймонде Паулсе (второй еще не показан зрителю). Дипломное кино во ВГИКе  она делала про Мариса Лиепу.  С Ояром Вациетисом и юным тогда оператором Юрисом Подниексом они на съемках вместе резвились, как дети. В прошлом году за билетами на ее фильм “Коза” восходит в небеса” зрители стояли в длиннющих очередях. Лайма Жургина и сама – легендарная личность. 

За час до начала программы пошел сильный дождь, просто холодный ливень. Мы очень переживали, как доберется до радиостудии наша гостья – в такую погоду, с  жуткими пробками на дорогах…  Она волновалась тоже, потому что должна была вести вместе с нами благотворительную программу, включать Зеленую лампу для 3-летнего малыша. Но приехала вовремя – промокшая и замерзшая (даже зонт не выдержал порывов ветра), но улыбающаяся. Часа эфира нам оказалось мало, потом еще долго пили чай и обсуждали важные вопросы. И договорились встретиться еще. А когда наконец вышли на улицу, дождь и закончился. И вскоре выглянуло солнце, под самый конец дня.

Лайма Жургина – классик латвийской кинодокументалистики.  Более 20 лет она отдала Рижской киностудии. Сценарист более полусотни документальных и художественных фильмов. Автор более ста киножурналов о жизни страны.  Лайма снимала фильмы о  людях, которые сегодня составляют гордость Латвии – Марис Лиепа, Раймонд Паулс, Ояр Вациетис,  Имант Зиедонис, Джемма Скулме…  Героев она выбирала сама. И ни разу не ошиблась.

“Это мой выбор. Когда я начала работать после ВГИКа, то снимали, в основном, людей, которые были уже в солидном возрасте. А мне казалось, что нужно снимать и тех, кто в расцвете сил. И поскольку я сама из художественной среды (мама Лаймы – известный скульптор Луция Жургина), то я решила, что это будет мой сад, который я буду выращивать. От этих людей я получила много сильных впечатлений. И считаю их своими учителями в некотором смысле.

К каждому нужно было искать свой подход. И надо было стараться быть с ними на одном уровне, чтобы понять их, выразить их сущность. Причем в лаконичной форме – для фильма. Отношения со всеми сложились очень интересные. Самый трудный по характеру был Имант Зиедонис. Фильм о Марисе Лиепе – это была моя дипломная работа во ВГИКе. С Марисом мы потом много общались в течение всей жизни. Когда я приезжала в Москву, всегда встречались. Не все знают, что он не только танцевал, но и рисовал и лепил – всесторонний человек был.

Помню, когда мне предложили снять 10-минутный фильм об Ояре Вациетисе, я думала: ну как можно все уместить в таком коротком сюжете? Это же один из духовных лидеров нации. Звоню ему, а он говорит: «Ну просто самое неподходящее время – у меня в доме ремонт. Я сам собираюсь взять палатку и пожить в парке». Я решила делать концептуальный фильм.  Очень внимально перечитала все его сборники в хронологическом порядке. И сделала режиссерскую разработку с рисунками, как я это себе представляю. Оператором у меня был тогда совсем еще молоденький Юрис Подниекс.  Мы втроем – Ояр, Юрис и я на съемках резвились, как школьники. Мне казалось, что поэт – это в каком-то смысле человек, который ремонтирует мир. И ситуацию с его ремонтом мы вот так и обыграли”.

Герои ностальгической “Козы”

В прошлом году состоялась премьера  фильма  Лаймы Жургиной “Коза восходит в небеса”. И небывалый случай – за билетами на документальный фильм люди стояли в огромной очереди.

“Это в какой-то мере – автобиографический фильм. Он о людях моего поколения. В 60-80-е годы был какой-то взлет солнечной активности во всех сферах жизни и искусства.  Во всем мире эта тема сейчас актуальна. Герои фильма – это непокорные экстравагантные люди во времена их юности. А ныне классики латвийской литературы и культуры. Хотелось проследить жизнь человека от юношеских иллюзий и мечтаний до возраста, когда можно делать оценки и подводить какие-то итоги.  Среди героев Имант Ланцманис, человек, который восстановил Рундальский дворец. Имант Калниньш, любимый всеми нами композитор.  Мы с ним знакомы с ранних студенческих лет. Майя Табака… Все они были бунтарями по сути, искали художественную форму для выражения своих идей”.

Премьера фильма “Коза восходит в небеса”.

Роза для Александра Чака

Лайма  выросла в творческой среде. Ее мама Луция Жургина – известный скульптор.  Среди прочих работ рижанам известен сделанный ею памятник  Александру Чаку в Зиедоньдарзсе. Чак был другом семьи.

“В наш дом приходили и Чак, и Судрабкалнс, и Мирдза Кемпе, и  Арвид Жилинскис – это поколение моей мамы. Я помню, как Александр Чак изображал для нас лошадь. Он  ходил вокруг стола на четвереньках и катал меня, маленькую,  каталась у него на спине.

Потом, уже позже, он однажды мне сказал: “Лаймочка, когда я умру, принеси мне одну розу”.  Все, кто были рядом, разохались: зачем ребенку говорить о смерти. Через год  Чак умер от осложнения после гриппа.  Мама купила мне  розу. Прощание проходило в зале газеты  “Циня” на ул. Блауманя, помню, как там было холодно и темно… И я отнесла ему  одну розу.  Он как будто что-то предвидел…”

Лайма считает, что нужно снимать людей, наших современников, которые  живут сейчас.  Ведь о Моцарте можно делать фильм сегодня, а можно через 100 лет.  “На нашем жаргоне говорят:  консервы времени, это когда для потомков  остается свидетельсво о конкретном человеке”, – улыбается  наша гостья.

“О Раймонде Паулсе я сняла два фильма: в 77-м и 98-м годах. Второй фильм остался на полке.  Там были некоторые проблемы технического характера. Мы снимали не только в Латвии – в Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке. Бюджет был спонсорский, небольшой, и надо было  работать в минимальных условиях. Из-за этого, когда снимали на концертах, получились технические проблемы со звуком.  А сейчас я пересмотрела этот фильм,  так все интересно, многое не сохранилось в наши дни – там есть съемки даже в концертном зале “Россия”, который уже снесен, и в Madison Square Garden в Нью-Йорке. Это будет очень интересно смотреть”.

В ожидании продюсера

В прошлом году Лайма работала  над полнометражным фильм “Es redzu” (“Я вижу”) – о проблемах людей невидящих и плохо видящих.  Проект пока не закончен.  Нужны средства и хороший продюсер. “Я подала заявку на конкурс в Kultūrkapitāla fonds,  чтобы развить этот проект. Потому что все нуждается в ресурсах. Но получила отказ. Конечно работу пришлось приостановить.  Кино имеет все-таки большие сметы. Я сама оплатила 2-3 съемки и больше нет ресурсов… Но тема исключительно важная. Материалов для фильма очень много.  В Латвии знаю много таких людей, которые  являются замечательными музыкантами.  А в Санкт-Петербурге, например, есть группа слепых альпинистов, которые собирались делать восхожение на Фудзияму.  Сейчас мне очень нужен продюсер, который занялся бы всеми оргвопросами. Чтобы проект состоялся”.

Гадкий утенок: вечный сюжет

В 1985 году Жургина сняла фильм  “Гадкий утенок – cilvēka bērns”, который получил награды  на фестивалях во Флоренции и Алма-Ате.  Лайме этот фильм очень дорог.

“Началось с того, что в 80-х мы поехали на Колку снимать рыбаков и познакомились там с Андрисом Гринбергом (известный художник и дизайнер моды),  который работал тогда в Доме культуры  Мазирбе.  А потом он стал работать в школе-интернате для «особенных» детей. Преподавал там литературу и сикусство. Его подход к воспитанию и обучению детей с признаками отставания в развитии был настолько интересным, что я решила: это стоит фильма.

И тогда, и сейчас поражает бюрократическая система, когда чиновники не видят ситуации реальных людей. Если у ребенка неблагополучная семья, родители пьют, он не имеет возможности заниматься, то ребенка часто отдают в спецшколу. И в  большинстве случаев  судьба его определена. После 8 класса ему дают в руки лопату или метлу, и считают, что он ни на что больше не способен. Андрис с такой любовью стал заниматься этими детьми.  Учил их рисовать, слушать музыку. И оказалось, что они делают очень интересные работы. Под Рождество он поставил ящик для просьб Деду морозу. И сам был удивлен, что почти не было материальных просьб.

Просьбы были такие:  “Чтобы моя мама не пила”, “Чтобы у меня были золотистые волосы”, “Чтобы учителя не кричали, а говорили словами”, “Чтобы дураки были умными”, “Чтобы мой будущий муж не был пьяницей”… Только один мальчик хотел, чтобы у него был мотоцикл, а одна девочка попросила туфли.

Эта тема действительно имела международный резонанс. Три года назад мне вдруг позвонил из Лейпцига куратор Музея современного искусства. Они случайно  увидели этот фильм и поняли, что он на 100 процентов соответствует теме их большого международного проекта  “Как искусство влияет на психику и педагогику”. Они заказали копию в киноархиве. Пригласили меня. Я ездила туда. Очень интересная была выставка. Этот фильм все время там крутили нон-стоп. Люди приходили и смотрели, некоторые по несколько раз. Мне приятно, что это до сих пор действует.

Кино наш мир не исправит. Но может заставить задуматься”.

Беседовали Рита Трошкина и Ольга Авдевич.

Посмотреть полную видеозапись программы “Зеленая лампа” с Лаймой Жургиной можно здесь.

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт