Писатель Игорь Оболенский: как жили великие в эпоху бед и перемен

Игорь Оболенский – писатель, биограф, телеведущий, автор многих книг и фильмов, а также популярной телепрограммы “Место гения”, рассказал в эфире радио Baltkom, как великие люди преодолевали трудности и трагедии своей жизни.

Любовь Орлова, Михаил Булгаков, Людмила Гурченко, Борис Пастернак, Майя Плисецкая, Клавдия Шульженко, Рудольф Нуриев, Марк Шагал, а также выдающиеся представители русской эмиграции и сам Александр Сергеевич Пушкин – их судьбы и многие другие личные истории, о которых пишет и рассказывает Игорь Оболенский,  говорят о главном: нельзя опускать руки, что бы ни случилось.

Ничего не заканчивается

Когда мы говорим о сложном времени, в которое мы попали, надо понимать, что такое настоящие сложности, а что – вовсе и не сложности. Точнее, наверное, назвать наше время – эпохой перемен. Сейчас никто пока не знает, что к лучшему, а что – нет.

У меня есть фильм о Соловках – это отдельная история о силе духа людей, попавших в страшные условия и выживавших там, оставаясь людьми. Мне очень нравятся слова Павла Флоренского, который был сослан в лагерь на Соловках:  “Надо уметь жить и пользоваться жизнью, опираясь на то, что есть в данный момент, а не обижаясь на то, чего нет. Ведь времени, потерянного на недовольство, никто не вернет”.

Мы сейчас в Москве (а вы – в своих городах) оказались в самоизоляции, закрытыми дома. Но одновременно это возможность лучше узнать свою семью, соседей по дому. Если бы не этот карантин, я бы к вам в Ригу обязательно приехал в апреле с новой лекцией. Но получилось, что увиделись раньше – сейчас, в радио-эфире, по скайпу. И вот я сижу на карантине и вспоминаю, как гулял по Риге, как просыпался под звон колоколов над Ратушей…

Но я не рыдаю. Я думаю о том, что когда снимут режимы чрезвычайной ситуации – я приеду и просто поцелую эти мои любимые дома в Старом городе. Раньше я их только гладил – а теперь поцелую!

Да, у нас отменились все поездки, нарушились планы. Отменились все выходы. Получился такой маленький антракт. Но кулисы не закрылись навсегда. Мы просто вышли в буфет. Сейчас выпьем кофе, поболтаем. А потом мы пойдем смотреть второй акт, который обязательно состоится. Согласно купленным билетам.

Ничего не закончилось. Принимать ситуацию как есть, не впадая в уныние, с улыбкой, мне помогает обращение к тем судьбам, узнавая которые, видишь, сколько всего пришлось пережить этим людям. И невольно сравниваешь с собой…

“Я побит, начну сначала”

Пожалуйста, первый пример. Любовь Петровна Орлова, кинозвезда, оказалась в Риге в июне 1941 года. В тот самый июнь, который трагически поменял жизнь мира. Она успела уехать в Москву последним поездом. Но чемодан ее так и остался в Риге. И, представляете, он сохранился, и потом, через годы этот чемодан ей вернули.

Любовь Петровна была очень закрытым человеком. Она была успешна, много снималась. В последние годы были проблемы со здоровьем. Но то, как она принимала любые вызовы, говорит о силе характера. Она – достойный пример того, что не нужно отчаиваться.

Примеров с более драматическими историями в жизни известных людей очень много. Когда казалось бы, все рухнуло и можно просто лечь, отвернуться от мира и не вставать больше. Но они находили в себе силы подняться и идти дальше.

У Ролана Быкова, гениального режиссера и актера, есть такие строки:  “Я побит, начну сначала”. Думаю, что самое большое волшебство – в умении начать сначала.

Вот, к примеру, 1921 год. Михаил Афанасьевич Булгаков (в марте – день его памяти, он умер 80 лет назад) мечтает уехать в эмиграцию, чтобы спасти жизнь. Он приезжает в Батуми, чтобы сесть на корабль, который идет в Константинополь. И уже делает шаг на борт этого корабля… Но тут же возвращается. Потому что понимает: нет, он не сделает этот шаг. Чуть ли не пешком Булгаков возвращается в Москву. А там уже все другое – негде жить, нечего есть. Что ему было делать? Заплакать, опустить руки, погибнуть?

Ничего подобного. Булгаков начинает, образно говоря, как в притче о лягушатах, взбивать это молоко. (Помните притчу? Одни лягушата сразу пошли ко дну, а самые упрямые стали бить лапками, и молоко превратилось в масло, и таким образом они выбрались). Он ищет работу. Работы нет. Его не печатают.

“Ладно, буду работать экскурсоводом”, – решает Булгаков. Потом его начали публиковать. Но через какое-то время опять перестали, не ставились спектакли по его пьесам. Но он не опускает руки. Да, рядом с ним всегда оказывались люди, которые его поддерживали. Но больше всего его держала вера в себя и в то, что он должен делать.

Я думаю, что сейчас у каждого из нас появилась возможность сделать то, до его руки не доходили. Что хотелось, но откладывалось на потом. Вот сейчас это “потом” наступило. Начинайте делать.

Моя жизнь – она каждый день

У меня есть прекрасная собеседница, великая певица Нани Брегвадзе. Она рассказывала, как однажды пришла к Клавдии Ивановне Шульженко, а у нее накрыт роскошный стол. Нани спрашивает: «Я, наверное, не вовремя пришла, у вас – серебро, хрусталь, фарфор. Ждете кого-то?» А Клавдия Ивановна отвечает: “Деточка, пока я жива, я должна этим пользоваться сама. И делать это каждый день. Потому что это моя жизнь. Она – каждый день”.

Друзья мои, приходите сами к себе в гости. Каждый день. Не откладывайте жизнь на потом. Сам я сколько раз откладывал на потом книги. И всегда не хватало времени. И вот сейчас у меня такая стопка этих книг… И я просто ныряю в эти истории с головой.

Время – приготовиться к переменам

Очень непростая судьба была у Людмилы Марковны Гурченко. Казалось бы, внешне – такая известность, невероятный успех после фильма “Карнавальная ночь” в 1956 году. А потом – все. Накануне Фестиваля молодежи и студентов в Москве ее пригласили в соответствующие органы и предложили докладывать о том, чем живут иностранные студенты. Она отказалась.

“Хорошо, – сказали ей. – Такой актрисы Гурченко больше не будет”. Ну как так – не будет? Вся страна ходит с открытками, на которых портреты Гурченко. Все напевают ее песенку про «5 минут». Но получилось именно так: актриса перестала существовать.

Что ей было делать – рыдать, опуститься? Ничего подобного. Людмила Марковна себя сохранила. Как будто зная, что ее ждет впереди. Долгие годы у нее были только эпизодические работы в кино. После того триумфа довольствоваться эпизодами, которые она все равно превращала в шедевры – это нужно было быть не только мудрым человеком, но и сильным.

И только в 1973 году, когда выходит фильм Трегубовича  “Старые стены” с Гурченко в главной роди, все для нее начинается снова. Вот тут и есть самое важное. К тому моменту, когда новое придет, вы должны быть готовы. Чтобы не засидеться в антракте и не увлечься чашкой чая. Чтобы когда прозвенит звонок, выйти и принять участие в том втором акте, который нам готовит жизнь.

Поэтому сейчас есть время, чтобы подготовиться к чему-то интересному и хорошему, что обязательно произойдет в ближайшем будущем. Мы здоровы, дышим, можем читать и мечтать. Пока мы можем мечтать, все у нас будет хорошо.

Людмила Гурченко.

Памятник зайцу и шкала счастья

Мы можем поучиться у многих великих, начиная с Пушкина, так же перенесшего изоляцию в Болдино во время эпидемии холеры. Он приехал туда решить финансовые вопросы с имением, но застрял из-за карантина. Можно было впасть в отчаяние. Но Александр Сергеевич решил иначе. Я думаю, это вопрос мудрости. Он столько написал за этот период. Закончил “Евгения Онегина”…

Не случайно Резо Габриадзе, великий сказочник, вместе с писателем Андреем Битовым предложил поставить памятник зайцу. Пушкин был человеком достаточно суеверным. Именно этот заяц, который перебежал дорогу, когда он собрался ехать в Петербург, его заставил вернуться и отказаться от поездки. Иначе он был бы с друзьями-декабристами на Сенатской площади. И все сложилась бы по-другому.

Еще одна история. Пример той шкалы, по которой стоит мерить происходящее с тобой. Рудольф Нуриев. Знаменитый танцовщик, гордость мирового балета. Ему тоже пришлось начинать жизнь с чистого листа. В эпоху перемен.

Когда он принял решение не возвращаться с зарубежных гастролей, его многие осудили. Он пережил угрозы, в том числе обещание сломать ему ноги… Долго скрывался. Однажды он оказался во французском городке. И вдруг раздался телефонный звонок. Это была мама. Понятно, какой структурой был организван этот звонок.
Мама стала его ругать, уговаривала вернуться. Он сказал ей: “Мама, ты забыла задать мне один вопрос”. – “Какой, Рудик?” – “Счастлив ли я?” – “Рудольф, ты счастлив?” – “Очень”, – ответил он и положил трубку.

Это лакмусовая бумажка. Счастлив ты или нет? Для того, чтобы быть счастливым, нужно позволить себе им стать. Позвольте себе стать счастливыми.

Каждый волен сделать что-то хорошее

Таких судеб очень много – к примеру, Александр Николаевич Вертинский. Его жизнь кажется вроде бы такой блистательной! А ему довелось пережить жуткие испытания. И не обязательно эти испытания связаны с эмиграций.

Возьмем Майю Плисецкую – она тоже прекрасный пример того, что никогда не нужно опускать руки. Когда Большой театр отправлялся на гастроли в Англию, где, конечно же, все ждали именно Плисецкую – её вдруг не выпустили из страны. Как реагировать? Это обидно и нечестно. И ты не можешь доказать никак, что это нечестно. Но на то она и Плисецкая – она знала, что её день и звездный час ещё придёт. И он пришел!

Или посмотрим на жизнь Марка Шагала – в его судьбе была масса поворотных эпизодов. Но, может быть, если бы не те драматические события, которые он пережил, он не стал бы тем самым Шагалом. Так что, если вам кажется сейчас, что всё рухнуло, пропало и закончилось, – ничего на самом деле не закончилось. Все еще будет! Я в этом абсолютно уверен.

В этом году – 120 Борису Пастернаку. Это гениальной человек. А ведь его гениальность проявляется не только в литературе. Что такое творчество? Это возможность создавать. Мы каждый день создаём свою жизнь. Каждое утро мы думаем о том, что впереди у нас целый день. И каким мы его сами сотворим, таким он и будет. И это тоже творчество. Каждый волен своими руками сделать либо что-то хорошее, либо не совсем.

И Борис Леонидович Пастернак для нас сегодня – пример того, как не нужно отчаиваться. И сколько в его жизни было тяжелого. Один из самых трагичных периодов для него наступил тогда, когда казалось бы надо ликовать – он получил Нобелевскую премию по литературе. Это вершина для любого литератора! Но тут начались такие гонения и мучения… Он был вынужден отказаться от премии. Ему даже пришлось уехать из Москвы. Он приехал в Грузию, и великий художник Ладо Гудиашвили ему тогда сказал: “Борис, мы же тебя любим не за Нобелевскую премию. Ты и без Нобелевской премии велик”.

Так что, когда придёт время, и каждый из нас окажется нужным, необходимо, чтобы нам было что предъявить. Вот поэтому я сейчас пишу книгу, работу над которой откладывал долго и постоянно.

Княжна Мери и Габриэль Шанель

Если посмотреть историю русской эмиграции – это было время на сломе эпох и судеб. Те люди, которые вынуждены были покинуть Россию после революции – русская белая эмиграция – и помыслить раньше не могли, в каком положении они окажутся. Кто-то пошел ко дну, а кто-то выстоял. Когда я работал над книгами об истории эмиграции, дочь одной из княжон мне рассказывала, что её мама ей часто повторяла: “Cамое страшное – это когда тебе очень плохо, и ты начинаешь вспоминать о том времени, когда тебе было хорошо”.

Это люди, которые когда-то блистали на паркетах царского дворца, а потом были вынуждены стирать белье и браться за любую работу. Это с одной стороны. Но (!) с другой стороны – они остались живы! Это ли не самое главное? Пока бьется сердце и есть желание жить – всё возможно. И мы то c вами уж точно преодолеем всё.

Это один из самых главных уроков, который я получил, изучая биографии моих героев.

В моей книге и документальном сериале  “Судьба красоты. История грузинских жен” собрано много ярких драматических женских судеб. По этим судьбам на сломе эпох можно прочитать целую лекцию на тему:  “Если вам кажется что вам сейчас плохо, то вам это только кажется”.

Вот, например, невероятная история княгини Мери Шервашидзе. Она была фрейлиной императрицы Александры Федоровны и одной из самых красивых женщин 20 века. Я как-то прочитал о том, как Мери однажды опоздала на панихиду кого-то из членов царской семьи и вошла в зал после Николая Второго, что было непозволительно. Николай взглянул на неё, она приготовилась услышать законный упрек… А царь только и сказал:  “Княжна, грешно быть такой красивой”. Этот эпизод меня заинтриговал, и я стал изучать её биографию.

Княгиня Мери Шервашидзе.

Интересный факт: когда началась  Первая мировая война, и все были в жуткой панике, главный светский журнал “Столицы и усадьбы” вышел с её портретом на обложке. Это был знак стабильности – что все образуется. Если Мери печатают на обложке, значит ничего катастрофического не случится…

Но вот происходит революция, и нужно спасаться. Она оказывается сначала в Константинополе, потом в Париже. В очень тяжелом положении. Однажды приходит эта царственная красавица в маленькое кафе и заказывает маленькую чашечку кофе – просто на большее нет денег. А дальше вмешивается судьба. В кафе входит человек, которого все узнают – это великий князь Дмитрий Павлович, участник убийства Распутина. Они, конечно, с Мери были знакомы по Петербургу, по балам. Он говорит Мери, что хотел бы помочь. И пишет на листке адрес своей знакомой, порекомендовав ей по этому адресу обратиться, чтобы найти работу.

Мэри отправляется по адресу, и оказывается, что подруга князя – Габриэль Шанель. В мастерской Шанель Мери предлагают работу – три раза в день показывать наряды. Ей надо было трижды в день ходить и показывать эти платья, рассказывать, из какого материала они сшиты, и стараться эти платья продать, чтобы получить какой-то незначительный процент. То есть этой блистательной аристократке предлагают продавать одежду. И она согласилась. Ходила по подиуму, чтобы прокормить себя. Мери прожила огромную жизнь и умерла в 1986 году. Это один из примеров того, как нужно с благодарностью принимать то, что тебе посылает жизнь, и не бояться перемен.

У всех великих людей были моменты, когда нужно было принимать решения, что же делать дальше – опустить руки или, наоборот, поднять их и помахать солнцу… И солнце тебе ответит.

Крепко держать за руку

Может быть, даже нам эта ситуация отчасти послана, чтобы понять, насколько для нас важны другие люди – родные, друзья, знакомые. Раньше мы звонили им изредка. Всегда откладывали на потом. Не откладывайте больше. Пусть ссоры забудутся – их надо оставить в том самом первом акте. С благодарностью будем принимать то, что у нас есть близкие и есть кому позвонить.

Фаина Раневская говорила, что одиночество – это когда тебе некому пересказать сон. Я хочу верить, что у каждого из нас есть кому пересказать сон.

Я счастлив, что могу признаться в любви своим друзьям. Думаю, что когда это закончится, а оно закончится (не длится ночь бесконечно!), еще больше буду ценить тех людей, которых мне послала судьба. И хочу поделиться этим желанием со всеми.

Крепко держать за руку, обнять хотя бы виртуально, и вовремя сказать: “Я тебя люблю”.

Полностью посмотреть интервью Игоря Оболенского можно ЗДЕСЬ.

Страничка Игоря Оболенского “Судьба красоты” на Facebook

Instagram Игоря Оболенского ЗДЕСЬ

Беседовали Ольга Авдевич и Рита Трошкина.

 

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт