NFT-художник Илья Борисов, обвиненный в Латвии в отмывании денег, рассказал о своем творчестве

Radio Baltkom
Архив Ильи Борисова

Бывший разработчик «Медузы» Илья Борисов стал NFT-художником и заработал на этом миллионы евро. Но латвийская полиция заподозрила его в отмывании денег — и заблокировала счета. В  программе Radio Baltkom «Утро на Балткоме» Борисов рассказал, что собственно означает NFT художник и как на этом можно заработать миллионы.

— Чем вы занимаетесь? Как это понять, как описать, что вы NFT художник?

— Я в первую очередь генеративный художник. И я себя не позиционирую как NFT художник, потому что я занимался тем, чем я занимаюсь до того, как появилась возможность продавать это в виде NFT, и даже если она закончится, я буду продолжать этим заниматься. Это просто то, что я делаю. Я не рисую в обычном, традиционном понимании этого слова. Я пишу код, который генерирует картинку на экране, ее можно точно также распечатать, спроецировать куда-нибудь. Картинка генерируется с помощью кода, генеративный арт — это такой вид искусства, когда я придумываю что-то, как оно будет выглядеть, но часть параметров, которые генерируют эту картинку — они случайны. То есть по факту используется одна единственная функция, которая генерирует случайную цифру, и диапазон, в котором происходят эти генерации, задаю тоже я. То есть на выходе мы получаем определенного рода изображение, которое при каждой новой генерации меняется, но при этом сохраняется общий концепт и идея — вот это генеративный арт. То есть по факту объектом искусства является алгоритм и его производные. И эти производные бесконечны.

— Ими можно наслаждаться бесконечное количество раз и даже вы не знаете, что получится в следующий раз?

-Верно, да. В этом заключается сама магия, то есть каждый новый раз будет отличаться от предыдущего. Но в случае с коллекциями в NFT я сам ограничиваю, какое количество будет выпущено. То есть операция бесконечна, но со временем среди них будут попадаться похожие друг на друга, поэтому вариативность каждого алгоритма она разная, и она определяет конечное количество копий, допустим 400, 500, 1000.
Есть два вида — есть момент, когда я публикую это в виде алгоритма и программы, где вы можете самостоятельно постоянно переключать. А основные мои доходы — они были сделаны на платформе арт-блокс и там эта этерация генерируется именно в тот момент, когда вы ее покупаете. То есть вы не знаете, вы покупаете такой черный ящик, в момент этого эта этерация появляется, она закрепляется, это либо статическое изображение, либо оно двигающееся. И да, вы его можете не только распечатывать, но и вторая его особенность — так как вы по факту покупаете кусок кода, записанный в блок-чейн, который генерирует эту картинку, этот код сделан таким образом, что у него нет ограничений, допустим, по размеру. То есть это ограничивается только аппаратными мощностями компьютера, который это генерирует. Предположим лет через 20 будет такой мощный компьютер, который сможет проецировать это на небосвод в огромном размере без потери качества, то есть у него нет ограничений по размеру, вы можете его сейчас метр на метр распечатать.

— Получается, что это искусство, которое с годами будет еще трансформироваться, меняться …

— Думаю, да. Это что-то новое, это все делается с заделом на будущее. Код, который делается сейчас, можно будет производить этот арт в каком-то абсолютно новом формате.

— Илья, скажите, пожалуйста, вот генеративное искусство — вы были первым художником или взяли чью-то идею, или эти идеи бродили по свету и появлялись в разных странах в разное время?

-Сама идея генеративного искусства появилась еще в 60ые годы с появлением первых компьютеров, потому что буквально моментально людям в голову пришла мысль о том, что что-то можно программировать со случайными параметрами. Основное развитие это получило уже в 90ые годы и 2000ные, когда компьютеры стали доступны простым людям и люди стали экспериментировать с графикой, но очень интересно вышло, что об этом мало кто знал, и когда я начал этим заниматься, для меня было абсолютным открытием. Я это сделал случайно, я просто программировал игру и почему-то мне пришла в голову мысль задать случайные параметры для каких-то элементов на экране, и я понял, что с каждой этерацией, перегрузкой, это будет по-разному выглядеть. Я буквально вбил слова generative art в Google, потому что они просто пришли мне в голову, там буквально целый мир для меня открылся, потому что оказалось, что это целое направление, там свои художники, огромное количество материала, но это каким-то образом не проникает во вне. То есть, не пытаясь найти это специально, ты и не наткнешься скорее всего на это никогда. Вот потом, во многих сообществах состоя, общаясь с другими артистами, у нас всегда была задача распространить как можно больше информации об этом, потому что у этого жанра есть огромное количество возможностей применения и большой потенциал в разных сферах, не только как искусство. Если не заинтересоваться, то практически не узнаешь. Но вот благодаря прошлому году популяризации через NFT очень большое количество генеративных художников стали известными, этот жанр стал достаточно известным, информация об этом жанре распространяется.

— Кто является целевой аудиторией генеративного искусства?

— Если мы говорим о покупках, если мы говорим об NFT, то там просто свои ценители. Так получается, что жанр достаточно сложный, так как сам мир NFT — это такой большой пузырь для …., то генертивное искусство внутри это еще один пузырь внутри этого пузыря. Есть определенный порог входа и сложность какого-то произведения лично для меня, к примеру, она выражается не только в его визуальной составляющей, но я еще всегда анализирую усилия, каким образом это было сделано. Потому что инструментарий генеративного художника достаточно ограничен — у нас вот геометрия, алгебра линейная, буквально формулы, алгоритмы и сильно ограничены возможности, мы не можем сделать что-то безумно красивое, как в фотошопе люди делают, и бессмысленно выставлять наши работы рядом с ними, но красота немного в другом. И что касается широкого применения, то, я думаю, мы сейчас увидим более серьезное распространение, в том смысле, что возможны т, например, коллаборации с домами моды, потому что очень круто генерировать паттерны какие-то, которые могут быть использованы в одежде. Это такая полусекретная информация, но я знаю, что грядет с неким крупным брендом коллаборация известных художников и в принципе генерация может быть использована где угодно, даже в архитектуре. При задании определенных строгих параметров можно генерировать что угодно, от самих зданий до каких-то фасадов, элементов.

— Да, но одно дело случайность в каком-то принте на одежде, а другое — случайность в архитектуре? А случайность, если я правильно понимаю, ключевое в генеративном искусстве.

— Я думаю, скорее разговор идет о нефункциональных вещах, о том, как оно будет выглядеть.

— Является ли конечным число произведений, которое можно создать вашим способом, или это выход в бесконечный астрал?

— Бесконечно, абсолютно. Я говорю именно о том, что когда создаешь какой-то арт и алгоритм, который будет генерировать этот арт, самая сложная задача для генеративного художника — сделать достаточную вариативность, то есть, чтобы достигнуть большой вариативности количество параметров, которые меняются, оно должно быть достаточно большим. Диапазоны должны быть достаточно большими. Но при этом не выйти за рамки концепта. То есть, грубо говоря, мы берем первую этерацию, десятитысячную этерацию, они не отличаются явно друг от друга и в то же время мы стопроцентно можем сказать, что этот арт принадлежит, то есть мы видим его и понимаем, что он называется так, потому что у него есть очень явные, узнаваемые какие-то параметры, которые сразу бросаются в глаза. Сохранить концепт и большую вариативность. Но все равно за пределами будет появляться схожесть и слабоотличимые вещи. Поэтому и коллекции ограничиваются не очень большой вариативностью, они ограничиваются этерациями. Допустим создать коллекцию достойную на тысячу этераций я считаю на данный момент на пальцах двух рук можно пересчитать художников, которые способны это сделать. Это действительно очень сложно на самом деле, люди работают по полгода над одним релизом.

Как сообщалось, в 2021 году рижанин Илья Борисов заработал больше восьми миллионов евро на NFT. Но сейчас он не может оплатить коммунальные услуги или заказать доставку еды. Уже полгода банковский счет Борисова арестован по решению латвийской полиции, а ему самому может грозить до 12 лет лишения свободы.

Борисова подозревают в «легализации полученных преступным путем средств в крупном размере» (часть 3 статьи 195 Уголовного закона Латвии). Такими средствами полиция считает деньги, которые Борисов — один из самых известных в мире генеративных художников — заработал на продаже своих работ.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт