Поэт-переводчик Ольга Петерсон: «Локдаун закончится, а Чак и поэзия бесконечны»

У известного поэта-переводчика Ольги Петерсон сегодня есть особенный повод для радости. Недавно в санкт-петербургском издательстве «Jaromir Hladik press» вышла книга –  сделанный ею полный перевод  на русский язык сборника поэм Александра  Чака «Задетые вечностью» («Mūžības skartie»), посвященного латышским стрелкам.  Книга прекрасно  оформлена латышской художницей Зане Эрнштрейте.

Выход этой книги стал подарком к 120-летию Александра Чака, которое отмечается в Латвии.  Жюри,  определяющее лауреатов премии Чака, признало работу  Ольги Петерсон выдающимся достижением. Из-за ограничений локдауна церемонию награждения пришлось перенести  на конец ноября.  Тогда результаты и будут объявлены официально. Но уже сейчас мы поздравляем Ольгу с достойным завершением большой и очень важной работы. Сама она по этому поводу написала на своей странице в социальной сети : «Локдаун когда-нибудь закончится, а Чак и поэзия бесконечны«.

Об этом мы поговорили с Ольгой Петерсон на радио Baltkom, в эфире программы «Зеленая лампа».

«Я не изменяю этому своему утверждению.  И считаю, что поэзию Чака нужно читать, и она должна быть дорога  особенно рижанам. Потому что, если мы дышим рижским воздухом, мы вдыхаем Чака, — отметила наша гостья.

Над этой книгой переводов Ольга работала более четырех лет. А началось все, по ее словам, достаточно случайно.

«Если бы мне  несколько лет назад сказали, что я займусь этой темой, я бы не поверила.  Кроме того, тогда  я, как и многие, не знала  всей истории латышских стрелков и даже не пыталась узнать.  А это тема необъятная и противоречивая. В 2017 году я сотрудничала с нашим Национальным  театром, и они в преддверии 100-летия Латвии собирались  ставить спектакль о латышских стрелках. Меня попросили подобрать и перевести какие-то материалы для Кирилла Серебренникова, которого они выбрали режиссером этого будущего спектакля. Я начала смотреть, искать. Но получилось так, что Кирилл, по известным причинам,  не смог приехать в Ригу и работать над этой темой. И тогда продюсер театра Илона Матвеева  вдруг сказала мне: «Почему бы тебе не перевести  всю книгу Чака? Ее же нет на русском».  Я  начала пробовать, и у меня получилось. И тогда  я решила идти дальше.

Этот сборник поэм посвящен старым латышским стрелкам, еще до периода раскола. Сама судьба стрелков – трагическая страница истории. Пожалуй,  главное,  что это наша общая история — Латвии и России. Может быть, именно это особенно меня мобилизовало на работу. Во мне заговорили моя русская и латышская кровь.  В этой теме много различных домыслов, дезинформации, непонимания. Но это просто нужно знать.

Книга в своем роде — единственная.  В ней участвует не только  сам поэт Александр Чак, но и наши современники со своим взглядом на эту страницу истории.  Там есть три замечательные статьи. Эссе-предисловие историка Кирилла Кобрина, в котором он со свойственной историку широтой и особенным взглядом смотрит на путь стрелков. Статья искусствоведа и директора музея Александра Чака Антры Медне, которая представила короткую биографию поэта с упором на тот период, когда он создавал эту книгу. И статья Яниса Шилиньша о пути стрелков — она просто перенасыщена фактами и цифрами, до сегодняшнего времени, может быть,  далеко не всем известными.

Книга издана в петербургском издательстве.  С самого начала Ольга считала,  что Чака на русском нужно издать именно в России. Во-первых, чтобы хоть как-то заполнить информационные пробелы в этой теме.  Во-вторых,  именно там стихи Чака в переводе найдут больше читателей и будут более востребованы. В Министерстве культуры Латвии ее поддержали.

«Мы получили деньги  на издание от Министерства культуры через латвийскую платформу Latvian Literature, которая  популяризирует латышскую литературу за рубежом, и через Фонд культурного капитала. Хочу отметить, что в издании не участвовал ни один частный спонсор», — подчеркнула Ольга.

Заказать книгу можно напрямую в издательстве « Jaromír Hladík press». Или через латвийские магазины «Интеллектуальная книга» и «Polaris».

Когда я переводила книгу о стрелках, я не касалась лирики Чака. У поэта – два лица, две ипостаси. Он лирик и  воин-солдат, а может быть, даже военкор – с такой дотошностью Чак описывает все баталии и события Первой мировой. Тем не менее он вспоминает свои заветные места. Рига в этой книге все равно остается фоном и основой поэзии Чака, его тылом. Где бы он ни находился, он говорит о Риге.

В главе «Голос крови», например, он стоит на Дзегушкалнсе – Кукушкиной горке. Это рядом с местом, где я сейчас живу. Поэтому мне все это особенно близко. Если взойдешь на этот холм, то увидишь панораму Риги точно так же, как ее видел Чак».

Ольга рассказала и о своих любимых местах в Риге. Родилась она в России, а в Латвию ее привезли, когда ей было 5 месяцев. Жила семья в Старой Риге.

«Я росла в старинном доме, окна гостиной которого выходили на набережную, а окна кухни — на Домский собор. Каждый день  в детстве я видела Домский собор и до сих пор воспринимаю его как что-то очень родное.  Когда я туда прихожу на концерты, ощущение – будто домой прихожу. Для меня Старая  Рига – мое заветное место.  Как-то поймала себя на мысли, что по Риге можно ходить с закрытыми глазами. Ноги сами тебя ведут по кратчайшему пути. Точно так же, как в своей квартире»

Ольга Петерсон переводит и классиков, и современных поэтов Латвии. В 2015 году в ее переводах вышли первые в истории билингвальные сборники поэзии Райниса и Аспазии.  Многое стало настоящим открытием для русского читателя. Как получилось, что она, закончив консерваторию, стала заниматься литературными переводами?

«В  стихах я купалась с самого детства.  Это было моим хобби. Мой папа писал стихи и читал их нам.  Мама тоже обожала поэзию. Я еще ребенком открыла для себя Лермонтова.  Во втором классе прочла «Смерть поэта»,  и меня это потрясло. А переводами я пыталась заниматься еще в школе. Увлеклась Шекспиром и на летних каникулах  вдруг начала переводить сонеты Шекспира. Не понимая, что это самое трудное.  Но потом, когда посмотрела, как это сделали Маршак и Пастернак, мне сразу стал ясен мой уровень (улыбается). А когда я закончила консерваторию, то поняла, что если не переводить прекрасную латышскую поэзию, то о ней просто многие никогда не узнают. Так и пошло…

Я радуюсь, что люди читают, что и в России эту поэзию любят. Большая благодарность директору юрмальского Дома-музея Аспазии Арии Ванаге.  Благодаря ей, мы ездили в Псков, Москву, Санкт-Петербург и везде читали стихи Аспазии. И это воспринималось очень сердечно. Имя Аспазии – оно живо».

 

Беседовали Рита Трошкина, Ольга Авдевич.

Иллюстрации — из книги «Задетые вечностью» и из архива Ольги Петерсон.

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт