Топ-100

Травля в школе: инструкция для родителей, как помочь ребенку в сложной ситуации (1)

Бьют, унижают, издеваются. Насилие и травля более слабых в школе были всегда. Наверняка каждый из нас может вспомнить мальчика или девочку из класса, над которыми в лучшем случае подсмеивались. Но если раньше это делали при личном контакте, сейчас «белой вороной» можно стать и в социальной сети.  О том, как уберечь ребенка от моббинга или помочь ему в ситуации, когда  кажется, что все общество против него,  портал Riga.lv  узнал у специалиста Департамента образования, культуры и спорта Рижской думы Иветы Гравите.
Слова “моббинг” и “буллинг” – достаточно новые для нашей культуры, но означают вполне знакомые нам явления. Это заимствованные из английского языка термины, которыми называют различные формы психологического насилия, открытой агрессии, травли независимо от пола, возраста и социального положения. Цель таких действий – подавить индивидуальность личности. Действия могут происходить коллективно (тогда это моббинг от mob – толпа), или со стороны отдельного конкретного человека (это буллинг от bully – хулиган).В 2017 году Организации экономического развития и сотрудничества (OECD) в рамках Международной программы оценки школьников  PISA  провели исследование,  которое выявило, что эмоциональному и физическому воздействию со стороны школьников в латвийских школах подвергается каждый третий ученик.  Это был второй худший результат в исследованных странах в отношении насилия среди подростков. С травлей раз в месяц сталкивается 30,6% школьников в возрасте старше 15 лет. Худший результат показал только Гонконг (32,3%), лучшая ситуация в Нидерландах (9,3%). Средний показатель составляет 18,7%. Для сравнения, в соседний Эстонии моббинг и буллинг знаком 20,2% подростков, в Литве – 16,4%.

– Прошло уже несколько лет с момента исследования. Можно ли верить этим цифрам, действительно ли ситуация с моббингом  в школах так актуальна?

– Моббинг в школах есть. Это факт и его нельзя отрицать. Потому что моббинг существует в обществе!  Почитайте комментарии к любой новости, которая происходит в стране и попадает в масс-медиа, они ужасны! Даже позитивные новости у нас с очень негативными комментариями. Это действительно слова, которые морально могут убить. Наше общество в целом направлено на негативизм. И даже если есть хорошая новость, в ней выискивают что-то плохое. То, что происходит в обществе, отражается в школе, это подхватывают дети. Хотя мы привыкаем к негативу, очень важно взрослым ситуации моббинга в школе своевременно замечать и пресекать.

Например, если в классе происходит травля одного ребенка или группы детей, то важно, чтобы об этом знал классный руководитель и учителя, которые работают с этим классом. Дети не должны самостоятельно «вариться» в происходящем. То есть взрослые в школе обязаны подобные действия прекращать – на то они взрослые. Они эту ситуацию могут и обязаны контролировать. Потому что то, что мы иной раз видим – это попустительство именно со стороны взрослых. Допустим, есть в классе ребенок, которого обзывают, бьют, осмеивают. Дети начинают над ним издеваться в коридоре школы, никого не стесняясь. И мимо проходит учитель, который делает вид, что ничего не происходит, он не замечает ситуации. У детей-агрессоров складывается ощущение вседозволенности, а у жертвы – чувство необратимости ситуации. Поэтому крайне важно, чтобы любой взрослый, видя подобное, останавливал действия детей.

Ребенку, который является жертвой моббинга, очень трудно с этой ситуацией справиться самостоятельно.

– Да, ведь чаще всего он боится рассказывать об это родителям и учителям, думает, что его отругают, будто он виноват в сложившейся ситуации…

– Здесь очень важна реакция родителей. Отношения «Родитель – ребенок» – самая чувствительная тема. Если родители эмоционально реагируют на любые события, связанные их ребенком, то сын или дочь могут утаить от них свои проблемы, потому что им не хочется расстраивать маму и папу.  Ребенок думает, что если он всем расскажет о своих трудностях и начнут в школе с этим разбираться, то ему будет еще хуже. И здесь важно понимать, что хуже не будет. Потому что пока никто ничего не знает – никто ничего не сделает. Если травля происходит в школе, на переменке, то ситуацию могут заметить учителя. А как же социальные сети? Та же среда  WhatsApp, в которой общаются школьники, например, целым классом, она не контролируется. И там взрослых нет.

Это не только оскорбления. Бывают случаи, когда одного одноклассника сознательно исключают из группы, и он не знает, что делают другие, что говорят, чем живет весь класс. Игнорирование – также один из признаков моббинга.  Так что моббинг – это не только физическое или эмоциональное воздействие.

– Есть ли какие-то особые дети, которых выбирают в качестве жертвы? Или жертвой может стать абсолютно любой ребенок?

– Чаще всего это дети, которые очень чувствительно реагируют на происходящее. Тот, кто моббингует, находит того, кто слабее себя, кто начнет плакать, испугается. Так агрессор укрепляет свою силу, власть. Но есть и такие дети, которые не вовлекаются в ситуацию, потому что есть страх, что если они вовлекутся, жертвой станут они.

Бывают ли ситуации, когда весь класс против одного ребенка? Да, бывают. Но наиболее распространенные, когда два-три человека травят одного, а остальные просто молчат.

Не всегда это дети из каких-то маргинальных семей, или с ними что-то не так, они как-то отличаются. Часто у таких детей низкая самооценка. Но не только. Жертвой в момент может стать любой мальчик или девочка по стечению обстоятельств. Допустим, учитель опаздывает на урок, все начинают стоять на ушах, и тут кто-то замечает, что один из детей сидит за партой и читает учебник. Этого может быть достаточно, чтобы кто-то начал его обзывать заучкой. И если ребенок не умеет за себя постоять, то он может тут же стать жертвой. Агрессору это и нужно, чтобы человек чувствовал себя смущенным, униженным, трусливым.

– Вы говорите, что иногда школа не замечает подобных ситуаций. Но если родители вдруг узнают о происходящем, какие должны быть их действия?

– Первое, что нужно сделать родителям, – это пойти в школу. Нужно поговорить с тем человеком, которому они доверяют – им может быть (и лучше всего если это так) классный руководитель. Но может быть и социальный педагог, завуч, директор. Родители очень часто ведут себя неправильно и пытаются сами разобраться с ребенком-обидчиком. Но этого делать категорически нельзя. И школа этого не допускает. Потому что такими действиями родитель может сделать своему ребенку хуже. Представьте себе реакцию другого родителя, когда он узнает, что чужой взрослый человек приходил в школу и разбирался с его отпрыском. В учебном заведении это недопустимо!

Конфликт между детьми могут разрешить только взрослые, и в том месте, где он происходит (если конфликт произошел в школе, то и разрешить его нужно там). Что может сделать родитель – это поддерживать своего ребенка, учить давать отпор. Ситуацию с обидчиком должны решать представители школы. Но взаимодействовать должны будут между собой все стороны, пока конфликт не будет исчерпан.

В Рижской средней школе в превентивных мерах в каждом классе висит памятка для детей, как вести себя, если ты подвергаешься травле. Причем и для жертв, и для агрессоров. На плакате в подсказке для жертвы написано:

  • Посмотри на обидчика.
  • Скажи стоп!

И если это не помогает:

  • Попроси помощь у взрослого.

А для обидчиков своя фраза:

  • Остановись и подумай!

Это те принципы, которые есть во всех книгах о моббинге, о том, как мы можем помочь тем детям, которые подвержены травле. В первую очередь мы прекращаем конфликт, во вторую – учим ребенка сказать стоп и не бояться не делать те вещи, которые от тебя требует обидчик.

При разборе ситуаций с травлей в школе подключаются социальный педагог и психолог. Хороший пример я наблюдала на занятии одного школьного психолога в классе, где шла речь о негативных эмоциях. Один мальчик был особенный, отличался от других. У него было очень неприятное прозвище. После занятия с психологом одноклассники подошли к нему и сказали: “Мы теперь знаем, как ты себя чувствуешь, мы так больше не будем тебя называть”. Это та работа, которую должны делать все школьные психологи. Они должны учить бесконфликтному взаимодействию.

Работники Департамента благосостояния Рижской думы в рамках проекта «Здоровый рижанин – здоровая Рига» проводят занятия для детей в школах. Можно пригласить в учебное заведение на лекцию нашего специалиста, который в течение двух часов расскажет, что такое моббинг, что нельзя молчать, обозначит основные принципы, как взаимодействовать. Лекции проводим для детей  4-9 классов. Потому что это тот самый возраст, когда больше всего «не такие дети» подвергаются травле.

– Если нет взаимодействия с учителями, школа не помогает, не реагирует, что делать в таком случае родителям?

– Тогда нужно обратиться к нам, в департамент. Можно написать электронно  [email protected] или сообщить по телефону +371 6702 6816, описав ситуацию. Чаще всего приходится работать с обеими сторонами конфликта. Одного учить защищаться, другого – учить не подавлять других. Происходит также работа с родителями. И с учителями, чтобы они поняли, насколько серьезная проблема и нельзя проходить мимо.

– По какому сценарию развиваются события дальше? Часто ли родители принимают решение перевести своего ребенка, если над ним издевались, в другую школу?

– На самом деле, это плохой сценарий. Бывают случаи, когда перевод в другую школу – это хорошо и оправданно. Но лучше решить ситуацию на месте. И научить ребенка давать отпор обидчику. Потому что он может поменять среду, а ситуация повторится. Смена обстановки оправдана только в отдельных случаях, если действительно микроклимат совсем не подходит. Но здесь главное ободрять обиженного ребенка, дать ему веру в свои собственные силы, это поможет ему в целом в его будущей жизни.

– Есть ли у департамента статистика по детям, которые подвергаются насилию со стороны сверстников?

– Статистики моббинга нет. Но есть статистика по работе психологов в разрешении проблем в отношениях взаимодействия. Этими проблемами, в том числе, может быть и травля. В решении проблем на уровне «школьник–школьник»  в 2019 году проведено 2 402  консультации во всех рижских школах, «школьник–педагог» – 1057, «родитель –школьник» – 1054.

– Бывают ли случаи, что учитель унижает ребенка? Куда сообщать о таких ситуациях?

– И такие ситуации – это классика. Бывает, что учитель это делает неосознанно. Ребенок что-то не может сказать из-за волнения, плохого самочувствия, не выучил, еще что-то. И учитель случайно бросает фразу, ее подхватывают дети и потом обмусоливают. Бывает, конечно, что учитель сознательно подавляет ученика.

Больше всего профилактических мероприятий, 35%, связано с навыками  общения и эмоционально-физической безопасностью. В таких случаях школьные или наши психологи дают детям разные упражнения, контактные игры, проводят тренинги, во время которых они меняют детей местами, дают возможность почувствовать себя в шкуре другого человека, найти у каждого (агрессор или жертва) хорошие черты, учат работать в группах. Очень много положительных примеров того, как после таких занятий меняется климат в классе, отношения между детьми.

Но одного занятия недостаточно. Если это ситуация травли, то нужно длительный период взаимодействовать. Мы не только помогаем, но и наблюдаем, как эта ситуация развивается в будущем. Занимаемся контролем и мониторингом.  Можем предложить семейную терапию обеим семьям – и обидчика, и обиженного. Поскольку очень часто ребенок становится обидчиком из-за  ситуации в семье – развод родителей, неблагополучные условия в целом: ребенок становится агрессивным, начинает драться.  Школьный психолог пишет просьбу в департамент и тогда назначается семейная терапия. И школьный психолог – то лицо, которое должно вмешаться в ситуацию, если, допустим, причина троллинга – учитель. Психолог может самостоятельно работать, может в команде с педагогами, давая им советы, взаимодействуя с нами, коллегами из департамента. Он видит ситуацию и советует, как лучше вести себя педагогу, чтобы остановить ее развитие.

– Родители также боятся выносить сор из избы, иногда игнорируют приглашения школьного психолога прийти на беседу в страхе, что о проблеме узнает вся школа…

– В отношении психологов действуют очень строгие требования. Они не имеют права разглашать другим проблемы своих клиентов. Плюс школьного психолога в том, что он может наблюдать ребенка целый день. Прийти на урок и просто посидеть, увидеть, какие отношения в классе. Да, завидев чужого человека, дети сначала будут тихие. Но  они быстро привыкают к обстоятельствам и уже через какое-то время снова ведут себя как обычно. И если педагог не реагирует, или три раза отреагировал, а на четвертый нет, то психолог это заметит и сделает свои рекомендации.

– Может ли родитель быть наказан административно за хулиганское поведение ребенка? Если один ребенок систематически унижает другого морально или бьет?

– Сначала нужно понять причину, почему ребенок дерется. И если ясна причина, и родители ничего не делают, а еще подбадривают на такие поступки, то да, за это есть ответственность. Такие дела отправляются на административную комиссию, есть штрафы, реальные штрафы. Но ведь главное не наказать, а понять, как сделать так, чтобы ребенок впредь больше не дрался. Хотя признаю, иногда да, кроме штрафов и реального наказания (когда ребенок достиг возраста ответственности) ничего не помогает.

Кстати, одна из причин неадекватного поведения ребенка – депрессивное, подавленное состояние. Ребенок может находиться в депрессии, и она может превращаться в агрессию. Старшего возраста дети часто сами обращаются к психологу. Обычно психолог доступен в школе в определенные дни, они говорят с ним о своим проблемах. Это позволяет им сдерживать агрессию, находить решение своим проблемам. И школьный психолог тот, кто может помочь. С 1 января 2018 года был принят закон о психологии: ребенок с 14 лет может обращаться к психологу самостоятельно. К любому, не только школьному.

Еще одна хорошая инициатива, которой могут воспользоваться и родители и подростки, чтобы решать проблемы трудного возраста, зависимостей, депрессивных состояний – это Ресурсный центр подростков.  Организация  создана при Фонде Детской больницы, в ней задействованы ведущие психиатры, психологи, медиаторы, помогающие детям с зависимостями. 

У школ есть возможность направить детей в этот центр. Там мультидисциплинарная команда, которая интенсивно работает с детьми. Это и индивидуальные занятия с психологом, физиотерапия, психиатр, если нужно, художественные занятия, разные мастер-классы, можно работать и индивидуально, и в группах, родителей также приглашают на беседы со специалистами. Каждого ребенка курирует ментор.  Школа такой комплексный подход не даст. Если у ребенка есть признаки депрессии, то ему точно нужна помощь в таком центре. А если ребенок просто боится экзаменов, то достаточно и  школьного психолога, который научит, как успокаиваться перед экзаменами.

– Как родители могут заметить, что с ребенком что-то не так?

– Если ребенок ходил в школу с удовольствием, а теперь не хочет идти. То живот болит, то голова, то измеряет температуру. Если родитель говорит: нет, ты все равно пойдешь, и при этом, если посмотреть в глаза ребенка, то там будет такое нежелание, что становится его жалко. Или были друзья, которых он приглашал на день рождения, и вдруг их нет, никого не приглашает. Или он сидит за компьютером, и плачет. Очень расстроен,  грубит, но не говорит причин. Любые изменения в поведении, которые нетипичны – повод покопаться, что не так.

– Есть какие-то ресурсы, которые могут помочь и детям, и взрослым справиться со сложными ситуациями травли?

– Для дошкольников есть очень хорошая книжка Visu labu pāridarītāji, в которой описаны методы, основанные на теории Бихевиоризма. Здесь показано очень конкретно, кто обидчик, а кто жертва. На одной стороне текст, на другой – картинка. Она учит ребенка уметь сказать стоп, стоя перед зеркалом.

Хороший сайт  – Uzvediba.lv. На нем много написано о разрешении конфликтов, о том, как разрешить проблемные ситуации. Еще один ресурс – www.dzimba.lv (и эта программа действует во многих дошкольных учебных заведениях, приезжие лекторы обучают детей поведению в различных жизненных ситуациях).

Главное, что  должны знать родители: мы обязаны дать своему ребенку в подобных ситуациях – адекватную самооценку. Если ты хочешь, чтобы ребенок был позитивным и смотрел так на мир, то ты сам должен добиваться этого  от него позитивными методами. Даже когда мы учим ребенка уметь сказать стоп своему отражению в зеркале, то у ребенка сначала будет сильный страх. Если мы будем его ругать: «Ну как ты стоишь, почему не можешь сказать простое слово»? То ничего не выйдет! Ведь можно иначе: «Посмотри, видишь какой ты классный, ты все можешь!»  Важно, чтобы взрослые или родители заметили проблемы с поведением у детей и пытались их исправить, между ребенком и родителем была бы обратная связь: ребенок должен получать внимание родителей в том, что он сделал хорошего.  Например, помог кому-то, сам выполнил домашнюю работу. За это нужно хвалить, а не воспринимать как само собой разумеющееся. В так называемых плохих детях  можно и нужно искать позитивное. Они в результате меняются. Например, если брат с сестрой подрались, потом помирились, то нужно обратить внимание не на драку, а на то, как они помирились, какие они молодцы в этом. «Смотрите, как вы много делаете хорошего!». Часто и педагоги грешат лишними нравоучениями и наказаниями. Они ругают, пишут замечания, думая, что это поможет, но в большинстве случаев у таких действий нет эффекта. Подумайте над этим!

Фото: Freepik/rawpixel.com

 

  1. Ситуация запущена,то надо переводить в др.школу! Это все теория. У дочки в классе олна такая была и родителям ее надр было забирать из этой школы. Что ребенок натерпелся страшно подумать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

В мире

Латвия

ЧП

Бизнес

Культура

Woman

Mixer

Зеленая Лампа

Спорт